Naruto: After War

Объявление

Администрация





Топы



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
Активисты и лучший писатель:





Лучший пост



от Узумаки Наруто в эпизоде «Горячие источники»

- Мы же просто друзья! - хнык.

- Просто команда! - ууу.

«Читать дальше»
Добро пожаловать!



Предлагаем ознакомиться с FAQ по форуму



АкцииО миреСюжетПравила

ЭпизодыСписок ролейШаблон анкеты
Новости



20.01.2018г. Результаты голосования и новый дизайн!

17.01.2018г. Информация о Каге и лидерах селений.

В игре



Октябрь первого года После Четвертой Войны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: After War » Вечное Цукуёми » 07.10.00. Fear the fever


07.10.00. Fear the fever

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Место
Улицы (квартал Учиха), больница Конохи - и далее

2. Время
Начало ближе к вечеру

3. Участники
Харуно Сакура, Учиха Саске

4. Завязка
Сакуре необходимо предупредить Саске о том, что Итачи какое-то время пробудет в больнице.

+1

2

Теплый сверток плаща приятно грел руки. Сакура прижимала его к груди, как будто это самое ценное, что было в ее жизни. Может, это действительно было так. Квартал Учиха размеренно жил своей жизнью. Теперь, ближе к вечеру, улицы были наводнены людьми, кто-то из них возвращался домой после дня усердной работы, кто-то бесцельно прогуливался, разглядывая товары в лавках, тут и там сновали дети, увлеченные своими играми. Все, как один, темноволосые и черноглазые. Редкие парочки трепетно и мило держались друг друга, их время еще не настало, да и не принято было публично выражать свои чувства, но лишь через несколько часов, когда на деревню опустится мягкая ночная вуаль с кристалликами звезд и высокие фонари зажгутся оранжевым светом, им станет спокойнее. Сакура задумчиво улыбнулась, крепче прижимая к себе плотную ткань плаща, она зарылась в него носом, вдыхая уже почти выветрившийся запах Саске-куна. Она немного завидовала им, стараясь не пересекаться взглядом, потому уставилась себе под ноги. У них все было иначе, если вообще можно было говорить о каких-то "них". То, что Саске-кун признал ее, не значило совершенно ничего, но глупая наивная надежда отказывалась покидать ее сердце, крепко пустив корни с той самой ночи.

Сакура свернула на очередном перекрестке, не задумываясь. Она знала дорогу к его дому наизусть, хотя за это и было немного стыдно. Кажется, несмотря на все усилия, она не перестала быть все той же наивной влюбленной девчонкой. Высокие красные ворота поместья главы клана возникли словно из-под земли, Сакура замерла, собираясь с силами. Слишком противоречивые чувства суматошно клубились в ее сердце. С одной стороны, она пришла по поручению Итачи-сана, заодно прихватив с собой одолженный плащ. С другой - продолжала надеяться на что-то, лелея неловкие мысли о том, что Саске-кун оставил ей плащ не просто так, подразумевая повод для новой встречи. Несколько шагов по вымощенной камнем тропинке к дому показались непреодолимой дорогой. Наконец, Сакура оказалась на пороге дома Саске-куна и коротко постучала, ожидая ответа.

+3

3

Саске не так давно вернулся домой. После повышения до звания джонина обнаружилось, что необходимо выполнять множество дел, о которых раньше не подозревал, значительно выросли объемы бумажной работы. А еще бой с Итачи не выходил из головы, сложно было о нем не думать. Столько слов было сказано, столько подозрений брошено, но все равно оставалась тяжелая недосказанность. Словно они бы не смогли договориться и за тысячу лет, будто противоречия стали слишком глубокими, что их невозможно вывести за раз. Сегодня, вернувшись домой лишь вечером, что небо окрасилось мягкими закатными лучами, заалели облака, Саске не обнаружил ни родителей, ни брата. Впрочем, он знал, что старшие ушли на собрание клана, а Итачи вновь проводил время на сверхсекретной и, безусловно, невероятно важной миссии. Саске принял душ, сменил одежду и принялся за приготовление простого ужина: отварил рис и настругал кацуобуси с томатами. Составил миску и блюдо на стол вместе с плашкой для соуса и зеленым чаем, накрытым плоским блюдцем. В пальцы удобно легли палочки из лакированного дерева. В этот момент он засек чужое присутствие, а после раздался негромкий стук в парадную дверь. "В такое время?" Саске нахмурился, отложив палочки на подставку. Должно быть, случилось что-то важное. Он поднялся и спокойно прошел к двери, отодвинув задвижку в сторону. В отличие от большинства жителей Конохи семья Учиха до сих пор придерживалась старинных традиций: дом главы клана полностью отражал многовековые представления о том, как следует выглядеть пристанищу важных людей страны. Вторым таким поместьем на весь Скрытый Лист можно было назвать дом клана Хьюга.
- Сакура?
Створка двери отъехала вправо, Саске застыл на пороге с немым вопросом в глазах. Последний раз они виделись сразу после его повышения, тогда она подарила аптечку, а он оставил ей свой плащ. "Пришла вернуть?" Взгляд сместился на ее руки, бережно сжимавшие грубую ткань. "Так поздно?" Темное подозрение коснулось души.

+3

4

Дверь отворилась, и на пороге показался слегка озадаченный Саске-кун. Сакура не видела его четыре дня, но в этом не было ничего необычного, даже наоборот, удивительно, что они снова так скоро встретились. Она раньше никогда не была на пороге его дома, не было поводов да и их отношения не располагали к внезапным визитам вежливости и посиделкам в гостях, но причина, которая привела ее сюда сегодня... была одной из худших для того, чтобы постучать в дверь.
- Умм, привет, Саске-кун, - Сакура медлила, перебирая пальцами по аккуратно свернутому плащу, и корила себя за то, что так и не подумала, как сообщить причину своего визита. - Итачи-сан сегодня поступил в госпиталь и просил тебе передать.
Она перевела дух, по-прежнему не решаясь глядеть на Саске-куна, поэтому рассеянно рассматривала длинный коридор за его спиной, глядя чуть поверх плеча. Тонкая полоска света падала на деревянный пол из одной из комнат, ноздрей коснулся легкий запах свежеприготовленной еды. Должно быть, Саске-кун сам только вернулся домой, и она оторвала его от ужина. Уф. Надо было прийти немного позже, он ведь теперь, наверняка, сорвется и убежит в госпиталь, совершенно забыв о еде.

- Не переживай, пожалуйста, с ним все в порядке, - поспешно добавила Сакура, с некоторым опозданием осознав, что этой новостью могла вызвать ненужные опасения за жизнь Итачи-сан, ведь он был самым дорогим для Саске-куна человеком.
Она помнила, как у нее самой сердце ухнуло вниз, когда медсестра сказала, что в больницу поступил Учиха. Хотя в деревне были десятки Учиха, которые могли прийти с простой жалобой на кашель, она сразу подумала о Саске-куне и вообразила, что его жизнь в опасности, а теперь вот так неуклюже сообщила не слишком веселые новости. Сакура давно работала врачом, но так и не научилась правильно общаться с родственниками, оставаясь профессионально отстраненной, особенно после десятка рабочих часов, но она переживала за Саске-куна и могла бы постараться. Она тяжело вздохнула, протягивая тугой сверток грубой ткани.
- Итачи-сан был ранен на миссии и потерял много крови, поэтому ему придется некоторое время остаться в больнице для восстановления, его жизни ничего не угрожает, - закончила свою мысль Сакура и добавила, надеясь, что это как-то успокоит Саске-куна: - Я сама проводила осмотр.

+2

5

Проскочившая искра беспокойства сменилась заклокотавшей внутри злостью, левая бровь нервно дернулась, а по виску скатилась капля пота. Саске закрыл глаза, борясь с желанием то ли рвануть за братом в больницу, то ли выдрать дверь из стены, последнее превалировало ввиду легкой доступности. "Итачи". Еще совсем недавно они дрались, бросали друг другу обвинения, кричали, а сейчас брат оказался тяжело ранен, настолько сильно, что ему пришлось задержаться в госпитале. Совсем не похоже на него. "Неужели из-за меня?" Невольный вопрос вдарил по вискам гулким стуком сердца. Если Итачи действительно задело сказанное, то он мог повести себя безрассудно, напроситься на неприятности. Брат всегда отличался холодным рассудком и спокойствием, Саске совершенно не представлял, каков он в безумном состоянии. К счастью, Сакура поспешила добавить, что все обошлось. Когда последняя фраза прозвучала, Саске спокойно развернулся и, не проронив ни слова, двинулся вглубь дома, оставив дверь открытой. Спустя несколько минут он вернулся со свертком в руках, куда упаковал смену одежды, зубную щетку, бритву и расческу. Еду брать не стал, не имея понятия, что сейчас брату можно, а что - нет. Обулся, захлопнул за собой входную дверь, не глядя на девушку, прошел мимо, правая ладонь привычно скользнула в карман.
- Идешь?
Голос прозвучал глухо, Саске не удосужился обернуться или замедлить шаг. Если Сакура хотела сопроводить его, ей следовало поспешить, останавливаться и ждать он не собирался. Не в этот раз.

Через пару часов
Давно стемнело. Саске скомкал бумажный стаканчик из-под воды и бросил в низкую зеленую урну, после чего облокотился на перила, задумчиво уставившись на небольшой сад, разбитый у госпиталя. Было слишком поздно для посетителей, дорожки и лужайки казались безлюдными и заброшенными. В больничных палатах стали гасить свет, вместе с этим Саске выгнали на улицу, сказав, что приемные часы закончились, а навестить брата можно и завтра утром. Только сейчас, оставшись в одиночестве, он позволил себе выдохнуть. Саске крепко зажмурился, сцепив пальцы в замок, коснулся костяшками лба. Итачи оказался не в лучшем состоянии, но его жизни ничего не угрожало, Сакура об этом позаботилась. Сердце пропустило удар, отозвавшись болью под ребрами, пришлось сгорбиться, ухватив фалангами ткань на груди. Вдох-выдох. За спиной послышались чужие шаги, усилием воли удалось прийти в себя, на лицо вновь вернулось холодное отстраненное выражение, лишь небольшая дрожь в пальцах напоминала о тяжелом следе горя. Никому не следовало этого видеть, они ведь шиноби, в конце концов, их жизни всегда на кону. Брат просто выполнял, что должно. И, все-таки, эта система была неправильной. Ростки ненависти скользнули по душе выше, растянулись корнями тьмы. Если такова плата за верную службу, то есть ли смысл служить?..

+3

6

Когда Саске-кун молча развернулся и ушел вглубь дома, Сакура нерешительно замерла на пороге, не зная, что ей следует делать. Для верности решила подождать минут десять, устало прильнув плечом к прохладному дереву стены, и чуть опустила голову, разглядывая сверток плаща, который так и остался в руках. Отношения между братьями Учиха оставались для нее странной головоломкой, которую не представлялось возможным решить. Даже разговор с Итачи-саном сегодня в больнице совершенно ничего не прояснил. Наверное, простые и однозначные отношения были не в стиле клана Учиха. Пальцы огладили грубую ткань. Саске-кун вряд ли был способен на честный и открытый разговор, который разрешил бы все их проблемы, а, может, просто уже было поздно. Сама Сакура искренне считала, что словами можно творить чудеса, но он... Короткий вздох потонул в шорохе тихих шагов. Сакура пошатнулась, отпрянув от стены, и подняла вопросительный взгляд на Саске-куна. В руках у него был сверток. Должно быть, вещи для Итачи-сана. В ответ на вопрос она просто кивнула, хотя он этого и не мог увидеть, задержавшись только для того, чтобы закрыть за собой дверь, не оборачиваясь. Сомнений не было - дорога до госпиталя пройдет в молчании, что, конечно, было неудивительно. Даже привычно.

Сакура проводила Саске-куна до палаты, в которой Итачи-сану предстояло провести ближайшие несколько дней, и бесшумно скрылась в коридорах больницы. Она не обманывала себя - ей там места не было, да и вообще влезать в отношения двух братьев даже с самыми светлыми порывами не стоило. Она прихватила несколько карт больных с высокой столешницы в приемной на первом этаже. Медсестры не удивились ее возвращению, несмотря на то, что смена у Сакуры закончилась около часа назад. Их любопытные носы уже успели вынюхать все, что им было нужно, а глаза - проследить до самой палаты. Сложно было сказать, как долго придется ждать, потому лучшим выходом было занять себя делом, а заодно слегка разгрузить предстоящий день. Сакура устроилась на одном из удобных диванов в просторном холле, урвала себе стаканчик кофе из автомата и углубилась в чтение историй болезней. Кому-то следовало назначить новые процедуры, чьи-то дела требовали лишь заключений и выписки. Итачи-сану ничего не угрожало, а от дополнительных проверок состояния здоровья он отказался по вполне понятным причинам. Скрытность клана Учиха когда-нибудь сыграет на руку противникам. Сложно спасать чью-то жизнь, если ты не представляешь, что с ним не так.

Сакура дописывала последние строки неровным почерком, когда Саске-кун показался на лестнице. Он прошел мимо, погруженный в свои мысли, сжимая в пальцах пластиковый стаканчик. Пришлось усилием воли заставить себя не окликнуть его и позволить в одиночестве покинуть больницу. С легким хлопком папки упали на стол под надзором любопытных медсестер, Сакура коротко попрощалась с ними до завтра, и поспешно выскользнула на улицу, опасаясь упустить Саске-куна. Он ушел не далеко. Сгорбился у перил так, грудь сковала боль. Шаг стал громче, чтобы предупредить его о своем присутствии.
- Саске-кун, - ладонь легко коснулась чужих лопаток в желании оказать поддержку, словно сказать "я рядом". - С Итачи-саном все будет в порядке.
Слова, конечно, глупые. Только что ей оставалось? Сакуре была знакома его боль. Вернее, она хотела думать, что знакома, что она в состоянии понять. У нее не было братьев и сестер, а родители и вовсе не подвергали свою жизнь опасности, но Сакура сама была куноичи, все ее друзья почти каждый день уходили на миссии, с которых могли не вернуться. Однако она не могла знать, что такое ждать близкого человека и бояться. Бояться, что вместо него придет дурная весть. Их поколение не знало войны, а те, кто отправлялся на самые опасные миссии, чаще всего... их некому было ждать.

Тишина погружавшихся в ночь улиц глухотой застыла в воздухе. Сакура удобнее перехватила свернутый плащ, повесила его на перила, сама облокотившись сверху. Было невдомек, что происходило в душе Саске-куна, потому она совершенно не знала, как облегчить его боль. Не знала, могла ли что-то вообще сделать.
- Ранение было неглубоким. Я едва ли не силой вынудила Итачи-сана остаться в больнице, - тихий голос был ровным и спокойным. - Ему просто нужно набраться сил, чтобы не перетрудить организм. Многие шиноби легкомысленно относятся к своим ранам, будто не понимают, чем это может грозить.
Сакура устроила подбородок на ладони, кинув короткий взгляд на Саске-куна, безрезультатно пытаясь встретиться с его глазами, а затем снова уставилась в пустоту перед собой. Ей хотелось бы его разговорить, но насильно лезть в душу... Проще разбавлять тишину словами по делу.
- Больничная еда не самая вкусная, к тому же, ее может оказаться мало. Тем более для мужчины, - уголки губ тронула легкая улыбка. - Завтра у меня смена, я принесу Итачи-сану яблок, - Сакура на мгновение замешкалась, задумалась, как объяснить. - Итачи-сану нужны продукты с высоким содержанием железа, так он быстрее пойдет на поправку. В следующий раз как придешь навестить его, прихвати с собой гранатов. Можно приготовить мяса с кровью или печень, только важно, чтобы все было свежее. В квартале Учиха есть чудесная мясная лавка... - внезапная мысль заставила прервать медицинские советы: - Саске-кун, ты ведь сам ничего не ел, я оторвала тебя от ужина. Может...
Она осеклась на полуслове и прикусила губу. Наверное, слишком много болтала, но так было проще. Казалось, что дурные мысли опутали Саске-куна тугими сетями и мешали дышать. Если он снова назовет ее раздражающей и уйдет не попрощавшись, Сакура поймет как никогда. Она даже зажмурилась и стиснула пальцами перила, прикрытые тканью плаща.

+4

7

Она слишком много говорила. Саске прикрыл глаза: резкие слова вырывали из собственных мыслей, заставляли вернуться к реальности, вспомнить, где он и зачем. Сегодня он пришел в госпиталь ради брата, значит, следует уважать его желания. Однако разговор с ним не оставил хороших впечатлений, скорее, это был спор. Саске не помнил, когда в последний раз они говорили нормально, спокойно, не повышая тонов. Вернее, Итачи всегда отличался сдержанностью, а вот сам Саске еле держал себя в руках - в нем закипала, бурлила и клокотала черная ненависть, неприятие к окружающей фальши. Слыша голос Сакуры, он ощущал все это невероятно четко, будто сама она стала символом всего того, что он так хотел отвергнуть. Взгляд черных глаз метнулся к ней, накрывшей перила его плащом. Она так отчаянно хотела быть ближе, так невероятно старалась подойти, что совсем забывала о себе. Нежность, коробившая, заставлявшая кривить углы жесткого рта в насмешливой ухмылке. Настоящая Сакура обладала горячим нравом, а та, что лепетала перед ним, совсем чужая, она будто сама верила в подстроенную и навязанную миром фальшь. Лицемерие. Даже желтые огни фонарей, еле достигавшие больничных фасадов, навевали мысли о подставном мире. Стоит ступить в тень - все изменится, преобразится, станет совершенно иным, настоящим. В темноте неважны маски, мгла скрывает придуманное и обнажает человеческие пороки, в ней содержится истина.
- Ты... - Короткий выдох, Саске толкнулся от перил, выпрямившись и бросив через плечо косой взгляд на Сакуру. - Раздражаешь.
Он медленно и спокойно развернулся, ветер колыхнул пряди черных волос. На лбу не было протектора - непривычно и безмятежно; нервы оголились, вскрылись старые раны, парадоксально Саске ощущал спокойствие. Будто познал истинную правду, словно стал действительно свободным. Больничный запах смешался с ароматом зеленой листвы, принесенным с улицы. Левая ладонь скользнула в карман штанов.
- Оставь меня в покое. - Тон, морозный как январское утро, слова застыли приговором в лунном свете, едва сорвавшись с губ. - Я не хочу тебя видеть.
"Ты будешь мне мешать". То, что осталось невысказанным, о чем Саске не скажет вслух. Зарождающаяся привязанность, что он чувствует, станет препятствием, ее нужно уничтожить прямо сейчас. Цель впереди требует полной отдачи, на дороге не может быть боковых троп. Если такова цена за силу, он готов ее заплатить. Выжечь из жизни всех дорогих людей, отвернуться от них, чтобы спасти одного, самого важного. Этот мир неправильный, его нужно изменить.
- Прощай.
Тяжелый взор устремился вперед, смотря сквозь пространство и время, видя лишь одно впереди. В мире не осталось ничего иного, кроме необходимости выполнить то, что должно. Наверное, это зовут предназначением. Саске двинулся вперед, не обернувшись, ему не было нужды задерживаться, как более он не придет навестить брата. Он остался один, и в одиночку понесет эту ношу на своих плечах. "Судьба, Итачи?.. Я докажу тебе, что ее не нет". Даже если для этого придется следовать ее плану, став послушной марионеткой в чужих руках.

+3

8

Все повторялось как в плохом кино, словно магнитофон зажевал пленку и снова и снова заставлял смотреть одну и ту же сцену, звучать одни и те же резкие слова, будто ничего не изменилось и никогда не сможет в бесконечном беге по кругу, где стоит сделать один шаг вперед, как ты оказываешься на два позади. Нет. Все изменилось. Выдранными из сырой земли кривыми корнями засохшего дерева весь мир перевернулся и расплескался желтым лунным светом в грязной луже, а с неба падала черная мгла. Сакура не смогла ничего ответить, в ней просто не осталось сил сказать хоть что-то на эти до боли знакомые слова, прозвучавшие сегодня совершенно иначе. Абсолютно не так. Раньше он злился, выплевывал раздражение хлесткими пощечинами, горел от эмоций и кровь его кипела. Все сказанное в порыве гнева или тяжелой усталости забывалось, пусть и жгучим ожогом оставалось на сердце, переставало быть важным и давно не вызывало обиды, что сейчас опаляющей болью резала в уголках глаз. Медленное спокойствие Саске-куна ледяными ладонями сковало легкие, не давая возможности вдохнуть. Только пальцы сильнее впились в железные перила, холод которых обжигал даже через ткань плаща. Сакуру бил озноб, исходящий, казалось, из самой глубины души. Она не шевельнулась до тех пор, пока его шаги не растворились в тишине ночи, но продолжали гулким эхом отдаваться в ушах.

Разве не этого она ждала? Нет. Она ждала этих слов, но сказанных не таким тоном. Не после того, как он признал ее. Не тогда, когда вновь пробудил похороненную много лет назад надежду. Он не имел права так поступать! Не должен был... не мог... Сакура хрипло выдохнула и зажала рот ладонью, давясь рвущимися наружу рыданиями, просто беззвучно задыхалась, болезненно склонившись над больничными перилами, почти неестественно выгнувшись так, что короткие волосы потемневшими в ночи прядями плотно занавесили искривившееся от боли лицо. Она нелепо упала на колени, свободная рука, все еще сжимавшая в кулак ткань плаща, бессильно опустилась на пол. Весь этот долгий путь. Вся ее жизнь. В один миг обернулось прахом все то, что так долго крепло и становилось сильнее, что тянулось толстыми стеблями к солнцу и разгоняло сгустки тьмы. Было так больно, что хотелось кричать, но голос пропал. Сакура откинула в сторону ненавистный плащ, что все еще издевательски пах Саске-куном, и запустила дрожащие, скрюченные пальцы в растрепанные волосы, склоняясь еще ниже к холодной плитке. Ее всю трясло от рыданий и обиды, что ветер ранней осенней ночи казался почти теплым, болезненно оглаживающим кожу горячим шершавым языком. Ей надо было встать. Надо было броситься вслед за ним и... унизиться? Оказаться втоптанной в грязь? Снова вернуться в те годы, когда она не стоила ничего, была слабой настолько, что на миссиях ее даже не атаковали враги - зачем тратить время на куноичи, что неспособна доставить проблем? Пальцы с силой впились в аккуратную светлую плитку, ломая ее, кроша в порошок, будто комок песка. Сакура не могла себе позволить снова чувствовать себя той бесполезной девчонкой, не могла и сдерживать горячие слезы, солеными дорожками бегущие по щекам, темными пятнами разбивающиеся о светлый камень.

Она сделала все правильно. Она не была ни в чем виновата. Внезапное осознание заставило запнуться на полувсхлипе, как будто если бы сильным ударом под дых выбили весь воздух из легких. Зеленые глаза распахнуты широко, а на дрожащих ресницах застыли прозрачные капли. Верно. Ведь дело не в ней. Все случилось... из-за Итачи-сана. После разговора с ним Саске-кун изменился, застыл в ледяном спокойствии, объятый темными когтистыми лапами... ненависти? День ото дня, из года в год он становился все дальше, почти исчезал, сливаясь с мраком ночи, но всегда возвращался. Чуть изменившийся, но все еще тот самый. Что же должно было произойти между ними, чтобы все... чтобы все вышло вот так? Глухой отголосок боли снова кольнул под ребрами и Сакура поморщилась, зло вытирая слезы с лица. Это не зависело от нее. Никогда не зависело. Она была лишь забавной декорацией на фоне разворачивающейся драмы двух братьев, что достигла своей кульминации сегодня ночью и обрушилась безумной волной, сметая все на своем пути. В том числе и бесполезные декорации, посмевшие считать себя чем-то большим. Ладонь сама собой стиснулась в кулак. Сакура поверила ему в ту ночь. Поверила, что перестала быть размытым пятном на фоне, наконец вошла в его жизнь. Он сказал, что признает ее. П Р И З Н А Е Т. Но признавал он только силу. Заботил его только брат, недостижимо идеальный. Все остальные... Она наконец поднялась на ноги, запрокинув голову, разглядывая окна палаты Итачи-сана. Хах.

Если Саске замечал только силу, значит, нужно было показать ему ее.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Naruto: After War » Вечное Цукуёми » 07.10.00. Fear the fever