Naruto: After War

Объявление

Администрация





Топы



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
Активисты и лучший писатель:





Лучший пост



от Узумаки Наруто в эпизоде «Горячие источники»

- Мы же просто друзья! - хнык.

- Просто команда! - ууу.

«Читать дальше»
Добро пожаловать!



Предлагаем ознакомиться с FAQ по форуму



АкцииО миреСюжетПравила

ЭпизодыСписок ролейШаблон анкеты
Новости



23.02.2018г. Принять участие в голосовании за активистов.

23.02.2018г. Поздравления с 23 февраля!

В игре



Октябрь первого года После Четвертой Войны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: After War » Страна Земли » 28.10.01. Taking back the crown


28.10.01. Taking back the crown

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Место
Страна Камня, день пути от Ивы

2. Время
15:00

3. Участники
Койо, Учиха Саске

4. Завязка
Койо находится на важной миссии, которую ему поручила деревня. Однако прямо в середине миссии на поле действия появляется неожиданная фигура (Саске), и он точно не должен быть здесь.

Описание миссии, наличие сокомандников - на усмотрение Койо.

+1

2

Выследить появление врага было делом сенсора. С ним в команде таковой был, и он и должен был работать. Он и работал. Наверное. Койо лежал на плаще в свете утреннего солнца и смотрел в небо, закинув руки за голову. По сведениям, которые у них были, их противником была группа лазутчиков, прикидывавшаяся торговцами из Страны Огня. Они пересекли границу Страны Земли почти сутки назад — и с тех пор группа под командованием джонина из Ивагакуре караулила эту группу, ожидая их на определённом удалении от границ непосредственно деревни. Шпионы — вроде бы — были не из Скрытого Листа, а Страной Огня просто прикрывались, как богатой на ресурсы, но информация об этом была довольно расплывчатой, и Койо мог себе позволить не вдаваться в подробности. Его задача была конкретной — убить встреченных лазутчиков, кроме одного, — одного взять живым.
Убить. 90% его работы заключалось в этом. Он всегда был плохим телохранителем или добытчиком информации. У него был только один бонус в этом плане — он виртуозно прикидывался безоружным. В последний год, после окончания войны и всеобщего воспевания мира, Койо всё больше лежал на крыше и смотрел, как в небе летают птицы. Заказов на убийство было не так уж много, и даже ради безопасности деревни это нечасто требовалось. Он вырос оружием, и в последние месяцы понимал, что от него всё меньше проку. Однажды или мир рухнет, или он будет волен идти на все четыре стороны, уже не нужный в деревне Скрытого Камня. Отчего-то Койо не опасался быть выброшенным. В сущности, он никогда не чувствовал себя — именно себя — нужным. Только свой кеккей генкай.
Койо выпутал одну руку из волос и потёр лоб. Вдаряться в размышления на миссии было плохой приметой. Так можно спугнуть противников и ещё неделю пролежать в засаде без толку, а ещё лучше — оказаться вынужденным отправиться собственноручно искать фальшивых торговцев. Хотелось мяса, хорошего жареного мяса.
"Вот если бы пролетела какая-нибудь птица... типа гуся. Я мог бы подстрелить", — Койо убрал руку с лица и продолжил смотреть в небо. Ветер пошевелил спадавшую с запрокинутого лица чёлку и мягко загудел в импровизированном музыкальном инструменте, над которым Койо трудился предыдущие три часа сидения в засаде. Инструмент представлял из себя полую кость, косо срезанную сверху и воткнутую в почву вертикально. Если быть точнее, она была не срезана — Койо вырастил её с открытым концом и потом только подгонял, чтобы поймать верный угол для того, чтобы задувающий ветер отзывался в ней гулом. Выращивать из своих костей формы более сложные, чем... кость было одной из его тренировок, так что отчасти эта труба была не только ради удовольствия, но и ради пользы. Не в плане миссии, правда.
Койо наконец отвлёкся от неба, привставая, чтобы оглядеться и понять, что его спутники всё ещё занимаются тем же — ожиданием. Он сделал это вовремя — сенсор махнул рукой из своего укрытия.
— Группа из пятерых человек появилась на дороге. Пятьсот метров до нашей точки, — упомянутая дорога была от них метрах в тридцати, и за ней-то они и наблюдали в первую очередь.
- Действуем по плану, - тихо бросил обстоятельный шиноби средних лет - командир группы. Секунду спустя он, сенсор и ещё один шиноби, молча появившийся со стороны дороги, исчезли, чтобы занять свои позиции. Они должны были зайти противникам со спины. Дело же более смертоносного, чем все трое вместе взятые, Койо было выйти прямо на них, когда те начнут уходить от появившегося врага. Учитывая расстояние в пятьсот метров, у него ещё была пара минут.
Он поднялся, подбирая с земли плащ, но надевать его не стал - собрался сложить и оставить рядом с поющей голосом ветра костью.

+4

3

Саске держался поодаль, не было нужды беспокоить их сенсора своим появлением, а, вероятно, таковой в группе имелся. Найти наследника Кагуя оказалось непросто, пришлось использовать шаринган несколько раз на шиноби Ивы, прежде чем удалось выйти на того, кто действительно владел информацией. Копаться в голове нескольких целей, пусть и в разное время, дело опасное. Если хотя бы один из них заподозрит неладное, то рано или поздно они смогут выйти на странную цепочку происшествий, потому следовало спешить. Удалось выяснить, что наследника зовут Койо и что он смог дослужиться до звания джонина, значит, способности клана в нем действительно раскрылись. Детали порученной миссии найти не вышло, что неудивительно, для подобной информации пришлось бы взламывать мозг более высоких чинов, что чревато раскрытием личности и могло кончиться неудачей. Саске был слишком осторожен, чтобы ввязываться в подобные вещи. Поэтому сейчас, выйдя на след, он оставался в тени долгое время, наблюдая издалека и рассчитывая вмешаться лишь тогда, когда Койо останется один. Не следовало пересекаться с его сокомандниками.
Засада длилась долго, Саске устроился на ветке дерева, прислонившись спиной к прохладной коре. Он соблюдал расстояние в полтора километра между ними, наблюдая за происходившим с помощью ястреба, парившего высоко над землей. Когда еле заметные глазу точки двинулись, исчез с места и Саске. У него было мало времени, чтобы успеть встретиться с наследником Кагуя, но сегодня ему везло: Койо остался в одиночестве, значит, шанс есть.

Ступни мягко и неслышно коснулись зеленой травы, полы черного плаща опустились следом крыльями хищной птицы. Саске выпрямился, обвел небольшую поляну спокойным взглядом, зацепившись за полую кость, воткнутую в землю.
- Значит, это ты. - Утверждение. Он поднял взор на шиноби, пряди темных волос упали на глаза, негромкий голос наполнился силой. - Меня зовут... Орочимару. - Чужое имя как приговор. - Есть разговор.
Только недавно они вместе с сэннином раскрыли странное дело о взрывающихся трупах, теперь же Саске бессовестно прикрывался его именем и не испытывал по этому поводу никаких эмоций. Заявлять незнакомцу о том, что в их стране последний обладатель шарингана - значит, подвергать себя большой опасности. Между тем, имя змеиного сэннина связано со многими преступлениями, но и со многими открытиями, оно несет в себе угрозу и уважение, которым сложно противиться. Кроме того, отшельник менял лица как перчатки, никто и никогда не мог знать, как он выглядит сейчас. Иными словами, идеальная наживка.

+3

4

Плащ Койо сложил, ещё не подозревая, что находится на островке травы снова не в одиночестве. Положил его рядом с костью и тогда обернулся, чтобы уходить - и чуть не отскочил назад рефлекторно, увидев перед собой чёрного шиноби в чёрном плаще. Он бы и отпрыгнул, но в итоге только передёрнул плечами - в нём схлестнулись как волны два рефлекса: отшатнуться от неожиданности и шагнуть вперёд, чтобы оказаться на дистанции гарантированного удара.
Светлые глаза Койо встретили взгляд незнакомца спокойно. Он был необычным - той необычностью, которая свойственна шиноби, вышедшим за границы стран и деревень. По крайней мере, Койо так их себе представлял. За свои 20 с чем-то лет Койо ни разу не встретился в бою лицом к лицу с кем-то из своего "блокнота важных лиц". Блокнот этот завёлся не от излишней педантичности, а потому что шиноби, которые его обучали, считали, что их небольшое тайное оружьице должно в случае чего знать, на что способны разные выдающиеся личности мира шиноби и, если и не победить, то хоть задержать угрозу для родины. Койо плохо запоминал подробности о людях, которыми едва ли искренне интересовался, и потому однажды записал это всё, чтобы подглядывать, если что.
"Это я? Это означает, что он искал лично меня?" - Койо отметил этот факт, его глаза на мгновение сузились, давая легко прочитать его реакцию.
- Орочимару? - переспросил Койо своим хрипловатым низким голосом, выдавая 40% удивления к 20% недоверия и 40% должного трепета, которого, судя по наполнившему голос шиноби весу, когда тот произнёс собственное имя, тот ожидал. Типа да, одного этого имени было достаточно, чтобы добиться эффекта. Койо даже сразу вспомнил, кто это такой, один из трёх легендарных отшельников Скрытого Листа. Или они не все отшельники? Один точно мёртв, это Койо помнил. Ещё одна стала очередной Хокаге, а потом он про неё ничего не помнил. Третьим был Орочимару, и он, похоже, был в полном порядке, хотя по представлениям Койо лет ему было уже полно.
Койо помолчал несколько секунд, прежде чем решить, что с этой встречей делать.
- Хм. Я вообще-то на миссии, и не в моих правилах их проваливать. Так что у меня есть примерно минута. Будет здорово, если я за неё пойму, чем обязан вниманию легендарного отшельника, - Койо не шевельнулся, продолжая смотреть незнакомцу в глаза в ожидании ответа. Продолжение читалось без слов - в зависимости от ответа Койо мог вернуться к разговору, а мог предпочесть свалить.
Вот только, на самом деле, он ровно в это мгновение понял, что не уйдёт от разговора при, пожалуй что, любом ответе, и на то было как минимум две причины. Первая - на самом деле, взгляд и голос назвавшегося Орочимару были на полном серьёзе убедительными, в не худшем смысле этого слова. Вторая - только начав говорить свои не особо заинтересованные слова, Койо вспомнил вторую половину своих конспектов про Орочимару. Это от него не требовали помнить, но это было интереснее всей остальной ерунды. Однажды он слышал, что именно Орочимару служил предпоследний из клана Кагуя. Койо про себя считал его последним - потому что он родился и вырос в клане, потому что он знал о клане больше, чем его название и факт, что он вымер. Но после смерти того, чьё имя Койо даже не знал, последним неизбежно оставался он, потому что, в какой бы дыре он ни пророс, в его генах была сила Шикотсумьяку.
Эта мысль - о том, что человек перед ним может знать о нём то, о чём Койо не имеет ни малейшего понятия, заставила равнодушный до того взгляд блеснуть любопытством. С одной стороны, перед ним стоял вряд ли союзник его деревни. С другой, вот на это Койо без труда мог наплевать, ведь прямого приказа убить у него не было, а шанс отодвинуть пыльную пелену существования в качестве меча в оружейне Скрытого Камня до сих пор ему не представлялся и мог ещё долго не представиться. Когда-то раньше он об этом даже не задумывался, но после войны на ум нет-нет, да приходил сон-иллюзия.

+2

5

Шиноби смотрел без страха, хотя и с должным трепетом, скорее, его взгляд больше наполняло любопытство, которое мог проявить лишь уверенный в своей силе человек. Уверенный в том, что сможет уйти после неожиданной встречи живым.
- Одна минута... - Саске прикрыл глаза на выходе. - Придется решить все быстро.
Он сорвался с места неслышно, молниеносно и быстро, клинок лег в ладонь гладко, рукоять наполнилась силой. Легкое потрескивание в воздухе заискрилось позже, чем появился звук, он как предвестник беды рассыпал искры чакры, пропущенной сквозь лезвие. Чтобы понять, стоит ли тратить время на этого шиноби, хватит и одного точного удара. Какой бы мощной ни оказалась врожденная мутация, она никогда не сравнится с истинным даром клана Кагуя. Если противник - подделка, он будет ранен, но не умрет, Саске целился в плечо. Если же нет, то он заблокирует удар, который мало что может сдержать. Пусть меч в руке - всего лишь реплика настоящего Кусанаги, но, тем не менее, он прочен и остер, служит верой и правдой, а усиленный чакрой становится смертельным орудием в знающих руках. Саске посвятил много времени изнуряющим тренировкам, он и сам словно стал молнией в ее истинном виде, быстрые движения, мгновенные перемещения, разрушающая мощь, призывающая гром на чужие головы. Даже освоил Кирин. И если кто сможет остановить его настоящий смертоносный удар, то истинный наследник Кагуя. Или Наруто. Но последнего рядом не наблюдалось, а первого еще предстояло проверить.
Когда до столкновения оставалось меньше шага, зная, что увернуться невозможно (попробует уйти вправо - острие пронзит сердце, влево - откроется достаточно для новой атаки, вверх - пронзит легкие, вниз - есть шанс поймать удар в голову), можно лишь блокировать, отбить, Саске активировал шаринган. Глаз залило алым, закрутились черные точки у зрачков. Он обязан был увидеть, как сработает естественная бессознательная защита. Отклонить его удар можно лишь так, на уровне даже не рефлексов, но на более глубинном понимании Кеккей Генкай, реагирующем на угрозу, всплеск адреналина на клеточном уровне. Этого Саске и добивался, чтобы безупречная защита явила себя, вскрылась самостоятельно, тогда можно будет говорить о том, что в жилах Койо течет настоящая кровь Кагуя. Пусть для этого и придется раскрыть часть секрета о себе, ведь мало кто может похвастаться такими глазами.

+2

6

“Быстро!” - первая же мысль точнее всего отражала случившееся в следующую секунду после того, когда Койо ещё стоял спокойно, глядя незнакомцу в глаза и ожидая ответа. Обычно мысль Койо была бы длиннее и красочнее, так что её лаконичность была частью отражения происходящего. У него не было времени подумать длиннее.
Койо был быстрым - скорость была одним из его основных инструментов в бою - но сейчас, перед лицом неожиданного удара, он мог подумать только это - быстро. Он полагался на чутьё в бою, и им же пользовался, чтобы выбрать следующее движение. Сейчас чутьё говорило - противник быстрее него, однозначно быстрее. Возможно, он поспел бы за ним в поединке, но молниеносная атака без малейшего предупреждения не оставляла ему шанса встретить удар на равных.
“Достанет!” - у Койо хватило бы времени только на то, чтобы отпрыгнуть назад, но преимущество противника в скорости не даст ему шанса выиграть этим время, он только сможет отступать и дальше, и всё равно искрящийся чакрой клинок его достанет. Для того, чтобы отразить этот удар, ему нужен был меч, но на то, чтобы вырастить его, требовалось больше того мгновения, что было у него между осознанием атаки и касанием острия к его телу.
Все эти рассуждения для Койо были только смутной догадкой, мелькнувшей в голове чистыми ощущениями, заставившей вместо того, чтобы убегать, отставить ногу назад для устойчивости и приготовиться к удару. “Приготовиться” - для него это ощущалось примерно как моральная готовность к близкой боли для обычного человека, но процесс был совсем другим. Под кожей Койо от выброса адреналина без сознательной команды сформировалась костяная пластина. Койо умел делать это сознательно - естественно - но на сознательное действие вот так внезапно требовалось больше времени, чем у него было. Он бы просто не успел.
Он успел бы сбить этот выпад рукой, но лезвие как масло срежет плоть с его кости - ущерб будет больше, чем если встретит укол на костяную броню. И он замер, только интуитивно двинувшись так, чтобы удар пришёлся ровно перпендикулярно и не соскользнул, пропахивая сталью кожу.
Удар был сильным. Очень сильным - кости Койо было не пробить мечом, даже мечом, усиленным чакрой, даже так хорошо усиленным, как этот, но удар был таким сильным, что он дрогнул. На секунду показалось, что потемнело в глазах, хотя как таковой боли он не испытал. Койо не приходилось встречать такую пробивную мощь, ощущения были просто напросто новыми.
Его впечатления от пробившего кожу клинка на мгновение затмили даже зрелище расцветшей прямо перед ним красноты в единственном видимом глазу противника.
На секунду Койо замер под ударом, а потом вскинул руку, хватаясь за меч. Сталь скрипнула - в его ладони костяные выросты скрещивались, ловя лезвие в распор, и в то же мгновение, как только пальцы сомкнулись, он ударил ногой. Левой - с той стороны, где рука противника была занята. Из его ступни вперёд уже торчала кость острее любого меча. У него как раз было время отрастить это. Ещё пара секунд, и в его руку из-за спины ляжет рукоять меча.
Его взгляд был прикован к лицу шиноби - всё также, но теперь он осознавал его додзюцу.
- Орочимару, говоришь? - пробормотал он, выдыхая. - Мне вбивали в голову, что такие глаза сейчас есть только у одного шиноби, - Койо сощурился. Его спина чуть ссутулилась - раздвигая пряди волос, из спины прорастали кости. Две длиннее других - сейчас они напоминали причудливые рога, но, когда Койо возьмёт их в руки, станут двумя мечами. Однако сейчас он медлил. Этот удар, молниеносный и точный, был направлен в правое плечо, никуда больше. Этот шиноби не пытался его убить. И не промахнулся бы - активация этого редкого додзюцу осталась для него непонятной.
Непонятного вообще прибавилось.
- Проверяешь, что я удержу твой удар? - он сказал это вслух, как только подумал. И ещё раз окинул незнакомца взглядом. Чёрные волосы, чёрные глаза (ладно, один, второго Койо так и не видел под закрывавшей его чёлкой), чёрный плащ, Шаринган, меч в ножнах, сквозь который пропущена наполняющая воздух треском чакра стихии молнии. Койо, конечно, был не самым разбирающимся в людях шиноби, да и не шпионом вовсе, но интуиция была его достоинством. Тот, кого он видел перед собой, всем собой напоминал ему другого шиноби из блокнота. Соврал о своём имени? Почему бы и нет.

+3

7

"Успел". Шаринган точно отследил незаметные колебания, изменения среды. В серых глазах напротив расплылась вспышка осознания, понимания и принятия неизбежного. Белые кости ощерились чешуей раньше, чем их хозяин успел заметить, почуяв смертельную опасность для себя - и по коже скользнул защитный панцирь, поднялся складками-чешуей вверх, обогнув плечо, плотно сросшись с ним, выглянув из-под ворота одежды. Безупречная защита сродни песку Гаары, идеальный Кеккей Генкай, сформированный многими поколениями.
Клинок, искрящийся и смертоносный, намертво застрял в чужом теле, совсем не похожем на обычного человека. Наросты на руках шиноби удлинились, он ощерился ими как дикобраз, когтями вырвал сквозь сухожилия и вены. Даже его ноги покрылись его лучшим оружием - костяными мечами. Саске видел такое раньше, воистину, Койо являлся достойным наследником Кимимаро.
Прыжок - пришлось уйти вверх, чтобы не оказаться прошитым насквозь. Саске легко подскочил, толкнувшись ступнями о плечо, заросшее броней. В ладони провернулась рукоять, легла удобнее. Толчок придал сил - меч в последний раз вспыхнул фиолетово-белым свечением, наполнившись жизнью, чакрой, но в этот раз не для того, чтобы совершить нападение, но чтобы с треском выскользнуть из цепкой хватки. Стоит промедлить долю секунды - "иглы" достанут со спины, Саске видел, как легко расправлялся с противниками Кимимаро схожим способом. Кагуя могли управлять своим телом так, как им заблагорассудится, об этом не стоило забывать.
Поднятая пыль опала дымным облаком, стоило приземлиться в десятке шагов, чтобы лишить шанса быстрой атаки, если подобное придет Койо в голову. Впрочем, он не спешил бросаться вперед, предпочитая чесать языком. Многие успели за это поплатиться, если бы Саске был настроен серьезно, парень мог бы оказаться мертв. На закорках сознания скользнула устало-надоедливая мысль о том, что новый знакомый напоминает Суйгецу. Только тот был шумнее. "Вообще не затыкался". Остывший меч скользнул в плотные ножны.
- Сомнений нет, в тебе течет кровь Кагуя. - Спокойный и ровный голос, словно только что и не было никакого столкновения. - В двух километрах к северу есть заброшенная хижина. Я буду ждать там на закате.
Воздух подернулся рябью, Саске исчез, словно только что на его месте стоял клон, хоть это было не так. Он передал информацию, дальше выбор стоял за самим наследником древнего рода. Одно Саске знал точно: если Койо не придет сам, придется встретиться с ним при других, гораздо более неприятных обстоятельствах, чего допустить не хотелось. По возможности, следовало решить все быстро и без проблем. Однако этот парень - одна из немногих надежд на то, что великое зло не вернется в этот мир, а ради такой цели, если придется, Саске был готов замарать руки.

+2

8

"Ни слова лишнего, только по делу", - Койо хмыкнул, расслабленно опуская руки вдоль тела, когда его новый знакомый сказал свою вескую фразу и исчез, как его и не было, только пыль летала в воздухе. - "Он вообще умеет вступать в диалог?"
"Наследник крови Кагуя" хмыкнул ещё раз, бросил взгляд на всё также лежащий на земле плащ и воткнутую кость, сам не заметил, как углы губ вздёрнулись. Это чувство - сражения, не убийства - оставляло за собой чувство радости. Давно он не испытывал его.
"А меня интересует диалог с ним? С чего бы?" - поймал себя на нетипичном для себя поведении Койо. Не взволновался, нет, просто отметил и отмахнулся. И в этот момент ветер донёс до него какие-то звуки из-за спины. Самое время было вспомнить, что он сам только что говорил, - у него типа миссия. Время подошло, нужно было выйти на дорогу и убить тех, кто там бежит, но у кого нет протектора с символом Камня на лбу. - "Моя задача всё ещё быть инструментом".
Койо глубоко вдохнул сухой воздух. Его спина и ноги всё ещё щетинились длинными острыми костями. Он помедлил секунду, перемещая острые выросты в ладони, которыми он держал меч незнакомца, на тыльную сторону и предплечье, а те, что были на ногах, смещая, чтобы удобно было бегать. Ему почти не нужно было задумываться об этом - это без малого было когда-то отдельной тренировкой - научиться сразу учитывать в своих движениях новую форму своего тела. Не задевать костями себя, не мешать ударам торчащими поперёк отростками. Его стиль боя должен был включать идеальное понимание своего тела - которое каждый раз было разным. Это потребовало многих лет упорных тренировок, но он добился этого.
Обычно к противникам он выходил без видимых изменений тела - он всегда старался не афишировать свои возможности, даже когда вокруг были только те, кто и так знал, и те, кто сейчас умрёт. Он... стеснялся их? Глупо, но до какой-то степени верно, наверное. Но сейчас этого чувства не было. Он подумал, что в таком виде чувствует себя как раз вполне самим собой.
Койо не изменился в лице, когда вытянул из-за спины оба выросших меча и, без труда маневрируя, несмотря на нечеловеческую фигуру, побежал к дороге. Всего тридцать метров, всего ничего - десяток шагов, и, легко толкнувшись, Койо вспрыгнул на невысокую скалу, загораживавшую обзор. Дорога была как раз под ним, и как раз на ней завязывался бой между шиноби из его деревни и какими-то ещё. Двое из группы намеревались прикрыть остальных троих, которые как раз развернулись, чтобы идти дальше. Миссия вперёд товарищей и всё такое - Койо не было особого дела. Он просто бесшумно прыгнул, скрещивая в воздухе мечи, и разрубил ими двоих из пятерых ещё прежде, чем коснулся земли. Третий, собиравшийся бежать, закричал, вперившись глазами в белые пластины на шее Койо. Кагуя поднял меч и вогнал ему в грудь, запоздало заметив, что на нём был какой-то доспех. Крик стал хрипом. Койо развернулся к оставшимся. Один как раз упал на землю, смертельно раненый капитаном отряда, ещё один сопротивлялся. Койо в два прыжка оказался рядом и просто врезал ему по затылку с ноги.
- Нужен был живой, - объяснил он своё миролюбие глянувшему на него шиноби. - Я оставил плащ наверху. Возвращайтесь без меня, я догоню.
Тон Койо был ровный как всегда. Просто предупредил. Правда, не о том, что подберёт плащ и пойдёт в какую-то хижину разговаривать о чём-то. У него был выбор, но он же уже понял, что ему любопытно, верно? Ещё после первого представления. Что он теряет? Да ничего. И в деревне никакая корова не сдохнет, если он на пару часов задержится.
Не ожидая реакции шиноби Камня, он воткнул мечи обратно за спину, втягивая их до середины, и убрал выросты на руках и ногах, а потом толкнулся от земли и исчез за скалой, с которой спрыгивал минуту назад.

Указания на хижину были вполне простые - Койо прикинул север и пошёл туда, и действительно, через четверть часа увидел немного в стороне хижину. Выглядела развалиной - ну, угадал или нет, узнает, когда зайдёт. До заката было ещё прилично времени, но коротать его где-то ещё и изображать появление исключительно в условленный срок Койо не видел смысла. В конце концов, если сам этот Орочимару не появится раньше времени, он с удовольствием позанимается своим самым главных хобби - полежит на тёплой крыше. Придётся, правда, убрать торчащие из спины кости, потому что иначе в крыше этой развалюхи прибавится изрядно дыр.
Примерно в этот момент он дошёл до двери и распахнул её, не озаботившись стуком. Он не принципиально раскрывал двери настежь, но сейчас он в ином случае не протиснулся бы в проём - кости торчат.

+2

9

Когда нужно было скоротать время, Саске спал. За долгое время странствий он в совершенстве овладел искусством засыпать в любом месте, в любое время, в любой непонятной ситуации. Он мог отключиться посреди диалога, если полагал, что кругом достаточно безопасно, чтобы не переживать за свою жизнь. В целом, умение крайне полезное, оно позволяло совершать долгие переходы без передышек, с небольшими перерывами на сон в один-два часа. Молодой организм воспринимал подобное поведение скорее как вызов и легкие неприятности, с которыми без труда сражался раз за разом и одерживал победу. А Саске, по возможности, старался за собой следить, нормально питаться и не отягощаться думами о далеком будущем, когда нужно разбираться с настоящим.
Естественно, он не собирался оставаться в хижине на все время, была велика вероятность попасть на шпионов Камня. Особенно если бы Койо решил доложить своему руководству о подозрительном незнакомце, назвавшемся именем великого сэннина. Поэтому Саске нашел себе место в трех километрах от указанного, завернулся в плащ и устроился меж корней высокого дерева так, что его почти не было заметно, с какой стороны ни подойди. Диких зверей он не опасался, а шиноби вряд ли будут рыскать в подобном месте, им здесь делать нечего. Сев, он почти моментально отключился, тело требовало отдыха после долгого пути и слежки, в которую поспать не удалось, чтобы не пропустить единственную возможность переговорить с Койо. "Он неплох". Мысль касалась способностей шиноби, Саске задумался о Кеккей Генкае Кимимаро, невольно сравнив двух наследников Кагуя, и где-то на этой логической цепочке сознание провалилось в блаженный сон.
Сновидения не приходили, они появлялись лишь тогда, когда отдых оказывался долгим, и это всегда кошмарами. Поэтому спать понемногу было даже выгодно, Саске просыпался взбодрившимся и относительно отдохнувшим. Кроме того, в незнакомых местах подолгу оставаться он не мог, что тоже было хорошо. Он всегда знал: что бы ни происходило, а через час-три он все равно откроет глаза. Так вышло и в этот раз. Встав, Саске отметил, что солнце приблизилось к горизонту, значит, следовало направиться к условленному месту.

У хижины ловушек не наблюдалось. Саске пронаблюдал за ней лишние пару минут, чтобы убедиться в том, что все тихо, после чего беззвучно явился из тени, легко-пружинисто вскочив на крышу. Именно здесь валялся Койо, то ли дремал, то ли в небо смотрел, кто его разберет; но Саске замер у его головы, безразлично скосившись вниз.
- Если бы я был врагом, ты был бы уже мертв, - невозмутимо заметил он. - Пойдем внутрь, не стоит говорить снаружи.
Дополнительные меры безопасности никогда не помешают. Саске первым спустился и вошел в хижину, остановившись у дальней стены. Он успел неплохо отдохнуть, потому присаживаться не хотел, тело, привыкшее к долгой ходьбе, требовало прогулки. Казалось, Саске теперь был не способен долго оставаться на месте не только по разумным причинам, но и по банальным и глупым привычкам. Ему просто было так некомфортно.

+1

10

Койо не был сенсором и не был параноиком, чтобы, не имея возможности отследить возможных врагов заранее, постоянно быть на чеку, проверяя шорохи в соседних кустах. Если уж ему нужно было защищаться от опасности, он бы скорее отрастил себе панцирь и решал проблему после первого удара, а не до него. У него не хватало мотивации стараться для того, чтобы оставаться в безопасности, лёжа в одиночестве на крыше хижины в ожидании, когда опасный незнакомец придёт. Что он терял, даже если погибал? Пожалуй, терял только мир, в котором не останется ни одного владельца полных возможностей Шикотсумьяку, а сам Койо терял только жизнь, но сожалеть ему уже не придётся. Если этот “Орочимару” затеял назначенную встречу только для того, чтобы попытаться его убить, пусть пытается. Если чтобы, например, захватить его - ну тут дело Ивагакуре защищать свой случайный трофей.
В любом случае, Койо, обнаружив днём постройку пустой, запрыгнул на крышу и, вобрав в себя торчавшие из спины кости, развалился на тёплом старом дереве. Солнце было ещё высоко, и Койо закрыл глаза, предпочитая подремать, пока оно светит в глаза. Вряд ли его стали бы искать свои, а этот парень разбудит, если что.
“В любом случае, от него не пахнет намерением убить”, - заключил про себя Койо, закрывая для себя тему потенциальной опасности шиноби, и закинул руки за голову.

Тень от пришельца накрыла его голову, загораживая розовое закатное небо.
“Вот блин”, - подумал Койо, поднимая взгляд в лицо шиноби. Закатное небо было самым красивым. Но, впрочем, этот шиноби обещал потенциально интересный разговор. - “Убил бы? Хм, ну да”.
Койо вытащил руку из-за головы и, не тратя попусту воздух, раз этот парень всё равно хрен что ответит, зацепился пальцами за ткань у себя на груди и оттянул в сторону, демонстрируя броню, распространившуюся с пор того удара мечом на явно большую площадь.
Одежда Койо была сделана из полосок мягкой плотной ткани шириной сантиметра в два, которые были сплетены, как корзинка, и, если не раздвигать их, плотно прилегали друг к другу. Такая структура позволяла Койо использовать его способности и не оставлять потом после костей решето, а не шмотки. Это, пожалуй, был единственная и самая главная личная вещь Койо. Даже “блокнот важных людей” имел меньше значения, а одежду, в которой было и тепло, и удобно лично ему, он искренне ценил. Когда-то он потратил не так уж мало усилий, чтобы получить именно то, что ему нужно.
После своего молчаливого “да пофиг, на мне броня" Койо легко перекатился через голову и поднялся на ноги, следуя за шиноби. Второй раз здороваться смысла не было, со времени их знакомства прошло не так много времени, так что до того, как закрыл за собой дверь тёмной хижины, Койо молчал.
- Ну, так что за такой важный разговор может иметь ко мне какое-то отношение? - Койо не стал подходить близко, оставшись напротив окна. Там стоял изрядно обветшавший стол, на который Кагуя с удобством опёрся задом.

+1

11

Саске посмотрел на шиноби как на идиота. Хотя почему как? Идиот и есть. Вряд ли можно подумать о чем-то ином, когда к тебе приходит незнакомый, нападает, с целью узнать, принадлежишь ли ты к определенному клану, а потом невозмутимо требует встречи, чтобы завести диалог. Сама ситуация намекала на полную прозрачность и линейность предстоящего разговора. Или он решил, что Саске внезапно спляшет на столе и потребует составить ему компанию в убийстве Каге, например? Парень или не отличался великим умом или старательно косил под дурачка. Саске имел достаточный опыт общения с дурачками, чтобы знать, что далеко не все, кто ими старательно прикидываются, ими не являются.
Он не двинулся, тяжелый взгляд пригвоздил Койо к месту. На секунду черные глаза сузились: если парень считает, что с ним пришли шутки шутить и играть в песочнице, то он глубоко заблуждается. Саске принадлежал к тому типу людей, что берет свое, не задумываясь, а "своим" легко нарекает то, что ему становится нужно. Сейчас ему была нужна информация, и шиноби не следовало ее утаивать.
- Я должен знать все, что тебе известно о твоем клане.
Холодный голос повис в воздухе, отрезав слова как ударом плети. Больше Саске не добавил ничего, но по воцарившейся тишине не сложным представлялось понять, что он добудет информацию любым способом, если придется. Тогда не поможет костяная броня, станет бесполезной тщательно связанная одежда, а длинные светлые волосы окажутся запятнаны грязью ли, кровью ли, все едино. Убивать бы не стал, даже в бытность нукенином Конохи и подопечным Орочимару Саске не опускался до убийства, только один человек был достоин смерти от его руки, только... Легкий поворот головы, темные волосы упали на глаза. Саске взглянул в покосившееся окно, в котором не осталось стекол, может, никогда и не было. Ветер шелестел в листьях зеленых крон, закатное солнце почти угасло, наполнив вечер сгущающимися сумерками. Длинные тени напоминали о том, кто всегда и сам был тенью, а теперь его титул перешел к Саске. Он тоже стал призраком, бледным и зыбким, следующим за чужими идеалами, отражением пути, намеченного не им. "Я должен уберечь этот мир. Как того хотел ты, Итачи". Теперь он стал так похож на брата.

+2

12

"Я должен знать все, что тебе известно о твоем клане", - Койо молчал, глядя в лицо шиноби и повторяя про себя его слова. Отчего-то его внимание было приковано к тому, кто назвался "Орочимару", а не к ответу на его слова. Возможно, оттого, что сказать правду было очень просто и, главное, коротко, так что не о чем было и раздумывать. Конечно, он скажет всё, что знает. Только вот вряд ли этому человеку нужна такая правда. Он совершенно точно знает, о чём спрашивает. Кто такие Кагуя, что лежит за их силой, и для чего это может быть нужно. Койо всё ещё не был сенсором ни в смысле чакры, ни в смысле людских душ, но всё ещё полагался на интуицию. Этот человек был очень серьёзен. Для чего бы он ни искал информацию, и какая бы информация ни была ему нужна, для него это было очень важное дело. Те, кто исполняет приказ, просто служит кому-то, так не смотрят. Койо знал. Он много лет смотрел в зеркало, и знал свой собственный взгляд. Взгляд того, кто - просто оружие, каким и хотят видеть шиноби многие. Впрочем, глаза тех, кого посылали с ним на миссии, обычно не сильно отличались. Этот шиноби, одетый в чёрное и стоящий в тени у дальней стены покосившейся, бог знает, зачем когда-то построенной хижины, был другим. Просто не таким, каких людей Койо привык видеть.
Он интересовал этим? Или серьёзностью намерений? Или силой, большей, час у Койо?
В любом случае в конце концов он узнает свою правду, верно? Возможно, ему не понравится. Разница была в том, что отчего-то появилась мысль сказать искренне, а не просто проговорить нужные слова. Не то, чтобы Койо обычно пытался что-то скрыть - скорее, чувствовал разницу между искренностью и безразличием. Безразличие. В сущности, Койо было безразлично практически всё, если так подумать. И своя жизнь в том числе. Возможно, вопрос шиноби просто попал в такую область. Очень небольшую область, в Койо испытывал что-то, кроме пепла равнодушия.
Он помолчал ещё немного, всё также глядя в лицо "Орочимару", но в его собственном взгляде не осталось той лёгкости отношения, которая была там минуту назад. Шиноби смотрел в окно, и его глаз было не видно. Он не торопил с ответом, но сколько можно уже тянуть.
- Мне было пять, когда родители увидели, как я без усилий сращиваю сломанные кости. На лице отца я увидел ужас осознания, а на лице матери ужас удивления, - негромко проговорил Койо и сразу продолжил, прежде чем шиноби скажет что-то вроде "какое мне дело до твоей биографии", потому что он с определённым смыслом начал с этого. - Я думаю, что мой отец - потомок какого-то Кагуя, почему-то оказавшегося вне собственного клана. Ещё я думаю, что клан Кагуя чем-то хорошо заслужил такое отношение к себе, и, наверное, кто-то в итоге не вытерпел, раз клан вымер, - Койо прервался. "Замечательные познания у меня, правда?" - усмехнулся он про себя. - Поэтому правдивый ответ - я знаю, что клан назывался Кагуя, вымер не так уж давно и обладал Кеккей Генкай под названием Шикотсумьяку, обладавшим теми свойствами, которыми обладает моя кровь. Это всё. Вряд ли это то, что ты ожидал услышать.

+1

13

Саске выслушал спокойно, не прерывая, складывалось ощущение, что парню нужно выговориться. Саске никогда не считал себя тем, к кому люди будут приставать с целью присесть не уши, но в этот раз было иначе. Койо сыпал предположениями, временами особенно выделял слова, а Саске думал, что, по сути, тот не сказал ничего нового. Очередная маленькая трагедия, каких полно в обычной жизни, об этом Саске знал не по наслышке. Он повернулся лицом к рассказчику, чуть склонив подбородок вниз и внимательно вслушавшись в фразы. Кто-то не вытерпел - что ж, в этом была своя правда, но Кагуя заслужили то, что получили, их жажда крови горела слишком ярко, они не могли ее обуздать. Чем больше получали, тем больше хотели; порочный круг возможно разорвать, устранив одну из его сторон, никак иначе. Кагуя были обречены на смерть с момента рождения, так распорядилась судьба. "Как и я". Если они страдали от жестокости и жажды убийства, то Учиха - от ненависти и жажды силы. Видимо, каждый великий клан обладал своими темными тайнами, подобного следовало ожидать.
- Где твой отец?
Если шиноби не знал ничего, возможно, его отец мог пролить свет на произошедшее. Как минимум, как он смог сбежать, ведь Кагуя бы не отпустили родственника сами, в этом Саске не сомневался. Если твой клан обладает особенным Кеккей Генкаем, он сделает все, чтобы секреты техник не узнали за пределами родной деревни. Выбора между человеческой жизнью и раскрытием тайны крови не стояло, жизнь в таком случае признавалась ничтожной. Подобный порядок существовал в Конохе, такой же обязан был соблюдаться в иных деревнях. Поведение сильных везде одинаково.
- Он пробудил Кеккей Генкай?
Уточняющий вопрос, тяжеловесный и немаловажный. Не каждый член клана мог похвастаться, что овладел природными способностями. Вполне вероятно, что отец Койо оказался изгоем как раз потому, что в свое время не смог подчинить Шикотсумьяку, потому решил сбежать. Рано или поздно жестокий клан бы от него избавился, это было логичным решением проблемы. Слабые не нужны, они - обуза, мешающая развитию. Когда-то Саске придерживался такой точки зрения, пока не осознал важность дружеских уз. С семейными дело обстояло во много раз сложнее, ничего не может быть просто, если родной клан и семью вырезал любимый брат за их предательство деревни. Саске на секунду прикрыл глаза, отвлекшись от тяжелых мыслей. Следовало подумать о том, как разыскать отца Койо и что можно сделать в случае, если это окажется мертвым следом. Хватит ли одной крови Кагуя, чтобы раскрыть тайны, о существовании которых только предстоит узнать? Выйдет ли найти ответ, если не знаешь вопроса? Пока четкого понимания не было.

+1

14

- В Ивагакуре, очевидно, - ответил Койо сразу же, не беря паузы для размышлений. “Орочимару” интересовали исключительно его собственные дела и ничто больше, Койо уже успел это понять, и посчитать, что это даже хорошо. Он этого не скрывает и прямо движется к своей цели, почему бы и нет. Если владетель Шикотсумьяку ничего не знает, возможно, знает отец - вполне логично. Но увы - нет. Там этот шиноби ничего не найдёт. Не больше, чем нашёл когда-то Койо.
“Проблема в том, что я тоже хочу получить то, что ищу, и мне нет дела до того, что ищет он”, - мысль была чёткой, но уступала “Орочимару” в силе намерения настолько же, насколько сам Койо проигрывал шиноби в скорости. Да, он хотел знать. Да, всерьёз полагал, что в этом для него есть смысл. Но его сердце было равнодушно. Если шиноби просто уйдёт, не оставляя за собой следов, Койо просто продолжит делать свою работу. Ничего не изменится, и он даже не ощутит особенного разочарования.
- Нет, я единственный обладатель Шикотсумьяку в Ивагакуре, - тон Койо всё ещё был таким же, как когда он отвечал на основной вопрос шиноби, хотя настрой его изменился. Он был отнюдь не тем, кто будет откровенным дольше минуты, особенно если собеседник ничего не сделал, чтобы растянуть это время.
И голос его стал тем твёрже, что под его ответом сейчас лежала не только искренняя правда. Койо не имел ни малейшего представления, не пробудил ли его отец Кеккей Генкай. Этот человек мог с успехом скрывать это от всей деревни и трястись ночами от мысли, что кто-то лишний может об этом узнать. Избавиться от сына было проще, верно же? Но в любом случае деревня считала, что Койо такой один, и за всю жизнь у Койо не было ни единого повода усомниться в этом. Он прекрасно отдавал себе отчёт в том, что наличие Кеккей Генкай у отца возможно теоретически, а практически очень маловероятно.
Разница в словах Койо между правдой и не совсем была только в том, что обычно Койо, давая ответ, учитывал в нём разные потенциально возможные вероятности. Сейчас же он ответил просто “нет”. Потому что он хотел получить эту информацию, и потому что сдать отца, как бы Койо к нему ни относился, было бы формально нарушением безопасности деревни, и потому что погрешность в частности была минимальна.
Это может быть шансом для Койо выйти за рамки списка задач исправного орудия, а может просто честным исполнением работы по сохранению безопасности деревни, но Койо не станет переводить стрелки на кого-то другого.
- И родился мой отец тоже в Ивагакуре, если что, - добавил Койо спокойно, прежде чем задать свой вопрос. - С какой целью ты ищешь о Кагуя информацию?
“Готов поспорить, что он проигнорирует вопрос”, - Койо фыркнул про себя. Он не любил не получать ответов на свои вопросы, и его начинало раздражать говорить впустую, потому задан был только один вопрос, отобранный из списка приходящих в голову. Тот, ответ на который вызвал прямой и настоящий интерес.

+2

15

Ответ удовлетворил. Если отец Койо еще в деревне или даже рядом с ней, то найти его не составит труда. С ним нужно обязательно поговорить - это Саске решил точно. Даже несмотря на то, что Койо отрицал возможность пробуждения Шикотсумьяку у представителя старшей ветви, это ровным счетом ничего не значило. Каждый клан по-своему хранил секреты, а если еще мальчишкой шиноби забрали от семьи, вряд ли бы с ним стали делиться тайнами. Чем больше Саске об этом думал, тем сильнее крепло в нем ощущение, что он нащупал необходимую нить, которую обязательно нужно проверить. Быть может, именно это он и искал.
Взгляд темных глаз оценивающе скользнул по шиноби Камня, стоявшем посреди затхлой хижины. Чистый лист, незамутненное сознание, безупречное оружие. Человек-клинок. Такой, каким был Кимимаро, каким мог бы стать сам Саске, не сохрани он остатки воли и своих стремлений. Будь Орочимару достаточно силен, подчини он себе юного Учиха, Саске бы стал таким же искренним оружием, как и Койо. Его глаза были бы также пусты, а намерения - просты и смертельны. Только все сложилось иначе. Возможно, этого шиноби тоже ждет иной путь.
Койо продолжил говорить, словно его тяготило молчание. Саске давно привык к тишине, шум скорее раздражал и мешал сосредоточиться, а потому в неловких паузах в разговорах он не видел ничего плохого. Однако, бесспорно, понимал, что многих людей это нервирует и они начинают заполнять тишину просто для того, чтобы не молчать. Глупцы. Разве можно разглядеть истину там, где царствует безудержный треп?.. Впрочем, Койо говорил по делу, что делало ему чести. Уточнение о том, что отец родился в Иве, немного все усложнило. С каждым поколением память выцветала, меньше оставалось достоверности в устных пересказах прошлого, потому вычленить зерно истины оказывалось сложнее. Саске нахмурился, вновь отвел взгляд, уставившись в окно. Тяжелые кучевые облака заполнили небосвод до горизонта, принеся прохладу. На ровный профиль упал серый свет, пробившийся сквозь потрескавшиеся осколки стекол, иглами торчавшие из рамы.
- Я должен спасти мир.
Простой и правдивый ответ, который, наверное, Койо не мог ожидать. Кто бы мог предположить, что однажды встретит человека, на плечах которого лежит ответственность за весь мир? Сам Саске давно перестал обращать внимание на внешние проявления важности миссии, его заботило только выполнение задачи.
- Мы должны увидеться с твоим отцом. Встретимся здесь на закате, в нужный день я пришлю ястреба, он тебя найдет.
Саске в последний раз посмотрел на Койо, темные пряди волос мягко упали на глаза. Он мог найти отца Койо и сам, хотя это было бы сложнее. В интересах шиноби помочь ему, оставалось надеяться, что тот достаточно умен, чтобы это понять. В его серых глазах читались вопросы, желание получить на них ответы. "Ты придешь".
Саске спокойно двинулся вперед, прошел мимо, чуть не задев парня плечом. У двери ненадолго остановился, тихо хмыкнув себе под нос, а после переступил порог и пропал, словно растворившись во тьме леса и наступающей ночи. Предстояло проделать большую работу, чтобы найти того, кто надежно прятался все эти годы. И Саске знал, кто может с этим помочь.

+1

16

“Что он сказал?..”
Койо расслышал, он просто был на минуту парализован ответом “Орочимару”. Он вообще не ожидал ответа, и уж точно не ожидал такого.
“Спасти мир? Серьёзно? Да кто он такой?”
И что такое происходит с их миром, чтобы его нужно было спасать? И не врёт ли он? И не заблуждается ли на счёт того, нужно ли спасать мир?
Много идиотских вопросов, которые Койо никогда не стал бы задавать, и на которые сам нашёл ответ уже сейчас, без необходимости кого-то спрашивать. Он сам видел глаза этого шиноби, и сам же думал, что от него исходит ощущение как от того, кто решает жизненно важную задачу. Словно ничего нет важнее лично для него, чем та информация, в поисках которой он пришёл в страну Земли.
В таком ключе его неожиданный ответ совпадал с тем, что в нём увидел Койо. И было ещё одно - этот шиноби был очень силён. Так сильны должны быть только те, кто попал в его “блокнот важных людей”. А, как известно, после определённого порога силы мир становится таким, каким ты его себе представляешь.
И ещё - год назад Койо видел Десятихвостого своими собственными глазами. И это было существо за пределами привычного мира. Те, кто сумели остановить его, тоже были за этими пределами.
Было просто жить навязанной Койо жизнью, если загнать мир в рамки “привычного", закрыть историю войны как прошлое и не задумываться лишнего. Но что если перестать играть с самим собой в прятки и наконец что-то сделать?
Было самое время решить. Потому что этот шиноби не был намерен закончить знакомство здесь.
“Мы должны встретиться”. Да он накладывал свою руку на людей также легко, как на информацию. Койо всё ещё мог отказаться. Послать к чёрту ястреба и служить Ивагакуре дальше.

Глупости какие. Самое время найти своего родителя. Было недурно, если бы этот парень оставил какую-то связь, кроме односторонней.
Внутри деревни Койо искать будет в разы проще, чем “Орочимару”, потому что, в конце концов, он может искать даже открыто. Кого так уж сильно удивит, если спустя двадцать лет сын решит всё же наладить отношения с родителями?
Он избегал их все эти годы. Предпочитал жить, как будто их нет. Так в детстве было проще, чем цепляться за мысли о том, почему от него решили избавиться. Понять, что проснувшийся в нём Кеккей Генкай очень хотели скрыть, ребёнку было трудно. Только если формально, но не осознать по-настоящему. Годы спустя, когда было уже всё равно, никакого повода искать их всё равно не было. Ему было даже всё равно, живы они или нет. Впрочем, не раз он видел их издалека. Или думал, что видел.
Если так подумать - сейчас, когда вдруг стало актуально - даже странно, что он их не встречал лицом к лицу.
Койо хмыкнул, потом фыркнул, поняв, что минуту назад уходящий шиноби издал почти такой же звук, и встряхнул плащ, прежде чем накинуть его на плечи. Снаружи было уже темно, что намекало на то, во сколько времени уложилось его “я задержусь”, сказанное командиру группы днём. Вполне возможно, что его успели потерять, и это было не слишком хорошо. Стоило пока что вести себя прилично.
Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Naruto: After War » Страна Земли » 28.10.01. Taking back the crown