Naruto: After War

Объявление

Администрация





Топы



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
Активисты и лучший писатель:





Лучший эпизод



Дорогой, где ты был?

Она почему-то захотела снять очки.

В полумраке комнаты они были ей ни к чему.

«Читать дальше»
Добро пожаловать!



Предлагаем ознакомиться с FAQ по форуму



АкцииО миреСюжетПравила

ЭпизодыСписок ролейШаблон анкеты
Новости



26.04.2018г. Открыто голосование за активистов.

22.04.2018г. Мобильный дизайн.

Текущий челлендж



Посети Суну

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: After War » Альтернатива » Du brauchst mich nicht mehr


Du brauchst mich nicht mehr

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s3.uploads.ru/TW8n6.png
Hatake Kakashi & Haruno Sakura

Время:

Место:

Два года после 4-й Мировой Войны

Скрытый Лист, дождливая весна

Синопсис:

Deine Augen seh'n verzweifelt,
dein Lachen klingt so aufgesetzt.
Bild ich's mir ein oder hab ich dich etwa,
nach so langer Zeit verletzt?

Ich habe dich noch nie so gesehen.
Du fragst mich, ob wir uns wiedersehen?
Doch es gibt kein Zurück mehr,
du brauchst mich nicht mehr.

Как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. И потому, искренне стремясь облегчить страдания близкого человека, мы ненароком обрекаем его на еще большие. Увы, так и случилось одним весенним днём, когда Какаши и Сакура, попытавшись освободиться от груза её старой ошибки, только и сделали, что допустили новую. Может, страшную. Может, непростительную. Но как бы то ни было, по-настоящему человеческую.
[ava]http://s5.uploads.ru/t/BUMT2.png[/ava]

Отредактировано Hatake Kakashi (26.02.18 15:34)

+3

2

Dein Leben dreht sich nur im Kreis,
So voll von weggeworfener Zeit,
Und deine Träume schiebst du endlos vor dir her.

Всегда и неизменно в сутках имелось аж двадцать четыре часа — казалось бы, более, чем достаточно, чтоб плодотворно успеть поработать и от души отдохнуть. Кому бы то ни было, кроме Хокаге, вынужденного неустанно трудиться, трудиться и еще раз трудиться. Не покладая рук. Не разминая ног. Не поднимая головы. Ах, иной раз, пускай и в потешную шутку, Шестой действительно подумывал о том, что неплохо бы было ввести в оборот час двадцать пятый, дабы и лидер целого селения мог вновь почувствовать себя простым и беззаботным смертным, для которого самым серьёзным трудом являлось бы перелистывание книжных страниц. Однако вскорости к Хокаге приходило осознание: дела нашлись бы и на этот час. Удивительно ли, что при такой вечной работе покой Шестому только снился?

Стуча по клавишам ноутбука, почти что в такт биению падавших на крышу капель, Хатаке Какаши печатал сейчас указ, обещавший положить начало всеобщей модернизации селения, тем самым украсив, улучшив и просто-напросто облегчив жизнь и быт многих его жителей. Не говоря уж и об украшении, улучшении и облегчении тяжкой работы Хокаге, ведь вместо огромной горы макулатуры, в которую без всякого труда складывался ворох из бумажных отчётов, просьб жителей и донесений разведки, Шестой бы предпочёл иметь всю информацию в компактном электронном виде. Ведь глупо было в эру технологий по-прежнему пользоваться бумагой и чернилами.

Часы на стене уже давно отбили девять, обозначив конец рабочего дня, однако Какаши, прекрасно зная, сколь много оставалось дел, всё продолжал и продолжал работать, даже когда во всей резиденции не осталось ни единой души, а последним помещением, где горел свет, был его кабинет. Секретом его феноменальной — особенно в сравнении с Пятой — продуктивности являлся чёрный кофе, без кружки которого под рукой Хатаке уже не представлял не то, что работы, но даже жизни. Бодрящий, ароматный, чарующий, вселяющий энергию и согревающим если не душу, то хотя бы тело — всё это было о данном напитке богов. Который нынче, как с ужасом обнаружил Какаши, подойдя к кофеварке, закончился, потому как Шизуне забыла пополнить запасы, оставив начальника без основного источника энергии.

«Не годится!»

Зная, что одним энтузиазмом и святым духом обойтись было невозможно, Хокаге вскорости решил прервать работу, запереть кабинет и прогуляться до ближайшего магазинчика, по дороге размяв наконец-таки ноги и глотнув самую малость свежего воздуха. Впрочем, не всё оказалось так радужно, как предполагалось заранее, ведь ноги разминать пришлось купаньем их в глубоких и холодных лужах, а лёгкие баловать воздухом таким же свежим, как и влажным. Однако, как бы то ни было, Шестой не мог не радоваться, прогуливаясь по родной деревне, пускай с небес и лил тяжелый дождь, падавший водопадом на макушку. Даже таким — серым, тихим и сырым — Скрытый Лист казался удивительно прекрасным, чистым и родным, обещая стать еще красивее, как только закончится дождь и из-за туч по своему обыкновению появятся солнце и радуга — два символа светлой надежды, знаменовавших собой конец ненастья и начала хорошей погоды. И в мире. И в деревне. И в чьей-нибудь душе.

Когда же Какаши проходил мимо одной кафе-кондитерской, то ненароком увидал в нём Сакуру, одиноко сидевшую в дальнем углу и тоскливо понурившую свою светлую голову. Остановившись рефлекторно у окна, Хокаге, пускай ему и следовало торопиться, тем не менее, всё продолжал глядеть на бедную девчушку, явственно чувствуя, как и при виде неё и сам становился хмурым, словно над головой тучи. Она была такой молодой, красивой и талантливой, а её жизнь неуклонно проходила мимо, пока сама Сакура обреченно тосковала, ожидая чуда, которое, казалось бы, и вовсе не обещало произойти. Это чудовищно. Несправедливо. И трагично. И, увы, совершенно нормально, если речь шла о неразделённой любви. 

«Ты искренне хочешь искупить причинённую тобой боль, Саске, но, увы, совсем не замечаешь, как неизменно причиняешь новую. Пытаясь разорвать порочный круг, мы порой не замечаем, как сами же и замыкаем его, обрекая на страдания и себя, и тех, кто за нами следует...»

Помявшись секунду другую, Какаши всё же решил заглянуть внутрь и провести немного времени с Сакурой, руководствуясь совсем не жалостью, а сочувствием. К ней, как к своей ученице, страдавшей от одиночества. К ней, как к девушке, вынужденной нести до самого крест свой крест. К ней, как к человеку, нуждавшемуся в ком-то, кто мог бы просто его выслушать.
— Сакура! — весело выдал бывший сенсей, присаживаясь напротив девушки и одаривая её своей широкой и бодрой улыбкой, пускай и скрытой за тёмной тканью маски. — Не против компании своего старого учителя? —  глупый вопрос, конечно же, заданный приличия ради, поскольку Какаши прекрасно знал: Сакура была рада видеть его столь же сильно, сколь и он был рад видеть её. В конце концов, их сковывали узы.

Жестом подозвав официантку, Шестой учтиво и мило попросил её заменить уже давно остывший и даже не начатый девичий чай, а себе заказал кофе, которое, вроде бы, здесь обычно не подавали, однако для Хокаге любезно решили сделать маленькое исключение. И вот, когда на стол поставили  большую кружку, Какаши, закрыв ею лицо, приспустил слегка маску, отхлебнул чутка чёрного варева, после чего вновь скрыл лицо, вернул на место кружку и сложил вместе руки, поглядев на слегка оживившуюся Сакуру.
— Тяжелый день в больнице? — еще один глупый вопрос, однако надо же с чего-то было им начать разговор, разве нет?

Du willst noch leben irgendwann,
Doch wenn nicht heute, wann denn dann?
Denn irgendwann ist auch ein Traum zu lange her.

Отредактировано Hatake Kakashi (04.03.18 23:32)

+4

3

[indent] Сакура пропустила тот момент своей жизни, когда происходящее вокруг слилось в один бесконечный день без спасительных закатов и многообещающих рассветов. Каждое сегодня было точной копией вчера и обещало повториться завтра. Точно бег по замкнутому кругу, у которого не было ни начала, ни конца. Сакура любила свою работу. Счастливые улыбки детей каждый раз заставляли идти дальше и верить в то, что она делала. В то, что все это было не зря. Тогда почему же с каждым днем огонек света, что зажигался при виде маленьких пациентов, становился все тусклее? В ответ из чашки так и нетронутого чая безмолвно смотрело собственное искаженное отражение. Фарфор с шорохом проехался по деревянной столешнице, зеленоватая гладь напитка беспокойно расплескалась к краям кругами, грозясь пролиться. Сакура вздохнула, тщетно пытаясь избавиться от тяжести, давно поселившейся у самого сердца, и устроила подбородок на ладони, облокотилась на стол, вперив бессмысленный взгляд вдаль.

[indent] Почти так же она пропустила тот момент своей жизни, когда все вокруг повзрослели настолько, что обзавелись семьями. Или планировали. Все, что было у Сакуры - ее работа и глупая детская мечта взглянуть однажды в холодные черные глаза и заметить в них хотя бы отблеск тех чувств, что все еще догорали в ее душе. Словно в насмешку над мыслями по крыше забарабанил дождь. Сакура перевела взгляд на столешницу, изучая узоры на покрытой темно-коричневым лаком поверхности. Она совершенно не планировала сидеть здесь сегодня, но в последний момент Ино, которая уговаривала выползти на божий свет из стерильных помещений больницы, отменила встречу, упорхнув на свидание с Саем и обрекая на прозябание в милом кафе в полном одиночестве. Сакура даже себе не хотела признаваться в том, что завидует подруге, но неприятное чувство подкатывало к горлу комом, вынуждая дышать медленнее, чтобы глупо не расплакаться. В конце концов, она уже не ребенок и не должна рыдать по таким пустякам. Иногда прощание обозначало лишь отсутствие новой встречи.

[indent] Веселый знакомый голос выдернул из раздумий, и Сакура удивленно вскинула брови, не успевая даже стереть с лица следы тяжелых мыслей.
[indent] - Сенсей! - губы сами собой растянулись в счастливой улыбке в ответ на приветствие. - Непривычно видеть вас вне стен Резиденции Хокаге. Неужели Шизуне-сан заболела и позволила вам ускользнуть от очередной кипы отчетов?
[indent] Сакура благодарно кивнула Какаши-сенсею, который уже деловито заказывал свежую чашку чая и кофе. В помещении словно бы потеплело. Самую малость. Конечно, было ясно, что Шестой шел по своим делам и заметил ее случайно, но Сакура была признательна за то, что он задержался и избавил от одиночества своим присутствием. "Старый сенсей, нэ?" Сакура снова улыбнулась, обнимая ладонями горячую чашку чая. Как жаль, что нельзя вернуться в прошлое, когда они все были вместе и могли вот так запросто сидеть хоть каждый день. Всей командой номер семь. Тень залегла на мгновение в глазницах, делая темнее и без того красноречивые круги под глазами.
[indent] - А? Нет, на работе все прекрасно, спасибо, что спросили, сенсей! - Сакура тряхнула волосами, склонив голову набок. - Только благодаря вам стало возможным открытие этого отделения, так что для этих детей вы вдвойне герой. Я просто... - она умолкла ненадолго, размышляя, стоит ли посвящать в свои глупые девичьи проблемы Хокаге, у которого и без того хватало забот; но с другой стороны Какаши-сенсей был ее учителем и, хотелось верить, другом. - Я должна была встретиться с Ино, но у нее возникли... дела.

[indent] Сакура грустно улыбнулась, поспешно спрятав смущенное недовольство собственной откровенностью за чашкой чая. Было неловко. Даже когда они были частью одной команды, им не приходилось много общаться, ведь Какаши-сенсей уделял гораздо больше времени Наруто и, тем более, Саске-куну. Воспоминание недовольно отозвалось уколом под ребрами, и Сакура едва сдержалась, чтобы не коснуться кончиками пальцев собственного лба - дурацкая привычка, чтобы не забыть о данном им обещании, которое... собирался ли он вовсе сдерживать?
[indent] - Какаши-сенсей, вы когда-нибудь хотели повернуть время вспять? - неожиданный вопрос сорвался с губ прежде, чем можно было себя остановить. - А! Простите, сенсей, это совершенно не мое дело!
[indent] Сакура густо покраснела и отвела взгляд в сторону. Все-таки они никогда не были близки.

+3

4

Das ist die perfekte Welle,
das ist der perfekte Tag,

[indent] При виде бывшего сенсея еще юное девичье личико озарилось лучезарной улыбкой, а в её бездонно изумрудных глазах вновь заплясали весело огоньки жизни. Она, казалось бы, ему сердечно и искренне радовалась, однако Какаши, отличавшийся недюжинной проницательностью, за всем этим не чувствовал ничего, кроме простой инерции. Любезно весёлой могла стать Сакура в присутствии кого бы то ни было: от друзей и товарищей до коллег по работе. И только одного человека на всём белом свете она бы встретила бесконечно иначе: искренней, счастливей, желанней. Увы, Какаши не являлся таковым. А потому, искренне сознавая это умом, Хокаге горько сожалел о своих беспомощности и бесполезности, ведь какие бы сейчас ни были произнесены слова, они ни за что не смогли бы ничего исправить или изменить, а сам Хатаке, что бы ни предпринял, не в силах был ни изгнать прочь тревоги Сакуры, ни исцелить её боли. И всё же Шестой, прислушиваясь к гласу совести, знал, что не имел никакого права бездействовать, а значит следовало хотя бы попытаться. Просто потому, что больше было некому.
[indent] — Кажется, в отличие от госпожи Пятой, мой кредит доверия у Шизуне-сан еще не совсем исчерпан, раз мне позволено изредка оставаться без присмотра, ахаха, — пускай и являясь первым человеком в селении, к своему подневольному положению Какаши всегда относился с изрядной долей юмора, не брезгуя смеятся иной раз над излишней властностью собственной же секретарши. — Думаю, ничего страшного не произойдёт, если Хокаге часок другой проведёт в приятной компании своей милой ученицы. В конце концов, ты же не выдашь меня, Сакура? — и хитро подмигнув сидевшей напротив девице, Хатаке весело ей улыбнулся, стремясь словами и жестами хотя как-то разбавить нависшую над этим заведением атмосферу серости.
[indent] Признаться, сейчас он ощущал себя ужасающе неловко, ибо, к своему стыду, лишь спустя семь лет знакомства осознал наличие у Сакуры чувства юмора: не нулевого, как у Саске, и не дурного, как у Наруто. Из них троих, пускай и являясь девчонкой, она всегда казалась самой понятной и простой, однако с годами, становясь всё женственнее, Харуно, как и многие представительницы её пола, сделалась поистине непонятным созданием. И понять её одним только умом Какаши был не в силах. Потому что не мог. Или же просто не хотел, пускай она наверняка бы позволила сделать это. Быть может, Сакура даже желала этого. Жаль только, что учитель ей попался отвратительный, ею совсем пренебрегавший и всё внимание сосредоточивший на тех, кто по его мнению в нём нуждался более всего. Не позволяя в дурную свою голову даже закрасться такой простой мысли, что Харуно могла нуждаться в нём не меньше, а то и больше Наруто и Саске. Однако Какаши понял это слишком поздно — спустя столь много зря потраченного времени.
[indent] — Передай ребяткам: долг Хокаге не в том, чтоб быть героем, а в том, чтобы помочь другим стать героями. Взрастить их в мире, подарить им мечту и дать для неё простор — всё это я усвоил от господина Третьего, — без тени преувеличения являвшегося среди прочих Хокаге главнейшим источником вдохновения для Шестого. —Ах, ну, ты и сама когда-то сказала, что «женщины переменчивее осенней погоды». Уверен: на Ино не стоит сердиться. Да и потом, будь она здесь, то наша беседа не была бы такой... душевной.
[indent] Сакура... быть сильной, когда хочешь быть слабой — пожалуй, в этом и заключалась её суть. На поле боя она сражала врагов наповал своими сокрушающими гневом и ударами, однако в жизни всегда принимала все удары на себя и гнев скрывала глубоко внутри. Не в силах выплеснуть наружу ни его, ни свою боль. Далёкие крики которых, пускай и не срываясь её губ, из самых глубин её души рассеянным эхом доносились сейчас до ушей Какаши. И всё же один из таких криков сумел прорваться сквозь завесу напускного спокойствия. В не самой банальной, к слову, форме.
[indent] — Вспять? — удивлённо переспросил Хатаке, слегка недоумённо поглядев на Сакуру, которую и саму смутил столь неожиданный и своеобразный вопрос, однако не такой глупый или легкомысленный, как ей самой казалось. И пусть сама Харуно стыдливо потупила взор, намекая на необязательность ответа, Какаши, поразмыслив секунду другу, всё же решил не молчать, поскольку не хотел пренебрегать тем искренним, пускай и мимолётным доверием, которое Харуно, открывшись на мгновение, оказала ему.
[indent] — Хотел, разумеется, — в могильной тишине кондитерской ответ Хокаге прозвучал даже излишне ободряющим, — когда мой отец покончил с собой. Затем еще раз, когда мой лучший пожертвовал собой. Затем еще, когда своею собственной рукой я убил лучшую подругу. Затем еще, когда погибли мой учитель и его жена, — даже говоря о таких ужасных и трагических вещах, как гибель близких, Шестой всё продолжал и продолжал широко улыбаться, пускай это и казалось совершенно неуместным. Однако иначе Хатаке не мог, ведь всех этих дорогих сердцу и душе людей он искренне любил. И вспоминать о них без улыбки — значило бы предать эту самую любовь.  — Быть может, я захотел бы повернуть время вспять еще раз, если бы после нападения Девятихвостого на Скрытый Лист в моей жизни остались близкие, которых я бы мог потерять... вы никогда не знали меня таким, каким я был в ту пору, да и я сам вспоминаю об этом без удовольствия, но я был сломлен и разбит. Всё думал и думал о том, как жизнь, бывшая такой понятной и простой, становилось всё сложнее и бесцветнее, как люди, стремительно приходившие в неё, столь же стремительно из неё уходили, как всё казавшееся вечным, вроде заботы Рин, опозданий Обито или улыбки Минато-сенсея, внезапно уходило навсегда, — подобных откровений никто и никогда еще не слышал от вечно молчаливого и от всего отрешенного Копирующего Ниндзя: ни Куренай, ни Асума, ни даже Гай. Оно и верно, поскольку Какаши и сам никогда не горел желанием посвящать кого бы то ни было в подробности своего прошлого. Никого. Кроме Сакуры. Почему? Потому что только она смогла бы вынести из этого рассказа хоть какой-то урок для себя. Только для неё этот рассказ мог стать бы чем-то действительно важным. — Я шел и шел прямо, жалея о том, что сделал и чего не сделал, что сказал и сказать не успел. Да, Сакура, примерно столько же, сколько ты живёшь на свете, я мечтал всё возвратить назад. К добру или к худу, моё желание исполнилось.  Я не верил, что когда-нибудь вновь буду счастлив. И всё же я счастлив теперь. Давным-давно я понял: жизнь не бесконечная прямая, ведущая в никуда. Жизнь — это просто-напросто круг.
[indent] Сняв перчатку с правой руки, Хокаге покровительственно укрыл своей ладонь руку Сакура, и, закрыв глаза, дабы совсем уж не смущать девицу прямым взглядом, улыбнулся ей еще разок. Своей самой ободряющей и теплой улыбкой. Той же самой, с какой он когда-то обещал ей, что всё будет так же, как и прежде. Ведь слова те были сказаны им не просто так, а была причина. Был опыт. Самый тяжелый. И самый дорогой.
[indent] — Мой круг замкнулся в тот самый день, когда в моей жизни появились вы трое: те звёзды, которых я достиг спустя долгое путешествие сквозь тернии. Не знаю, как скоро, и не берусь предугадать, однако я знаю наверняка: однажды и твой круг замкнётся. И точно так же, как после сегодняшнего дождя на завтрашнем небе засветит яркое солнце, солнце будет светить и в твоей жизни!

lass' dich einfach von ihr tragen,
denk' am besten gar nicht nach.

http://s4.uploads.ru/pa3Ih.png

http://sh.uploads.ru/bPkcd.png

Отредактировано Hatake Kakashi (02.04.18 02:53)

+3


Вы здесь » Naruto: After War » Альтернатива » Du brauchst mich nicht mehr