Naruto: After War

Объявление


Администрация



Топы

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Новости


01.05.2018г. Обновлен дизайн.

07.05.2018г. О Цукуёми.

Текущий челлендж

Укрепи дружбу стран

FAQ
Акции
О мире
Сюжет
Правила
Эпизоды
Список ролей
Шаблон анкеты

Активисты и лучший писатель:




Лучший эпизод

Команда успешно скрыла свое существование
в ближайших скалах, пока что все шло по плану.
«Читать дальше»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: After War » Страна Воды » 08.08.01. 20 Percent Cooler


08.08.01. 20 Percent Cooler

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

    1. Место
    Где-то на просторах Страны Воды.

    2. Время
    Ясный день, 16:00

    3. Участники
    Shishi Tsurugi & Fudo Tokage

    4. Завязка
    Свежий воздух, летний день - а двух вечно юных в душе дам тянет в горячие источники. Отдых, лень, беседы за жизнь и немного еды - самое оно.

бонус

+2

2

Мир шиноби словно кто-то специально делал так, чтобы, в крайнем случае, он мог стать миром отдыха – количество горячих источников просто зашкаливало, позволяя отдохнуть на таком почти в любой стране.
А Большая Пятёрка была самой богатой на такие источники – кроме Страны Ветра. В Стране Воды таких источников полно.
Зарплата не последнего джоунина даёт возможность позволить себе многое – купить дом, часто напиваться до поросячьего визга, отдыхать даже в самых шикарных местах, заказывать себе проституток даже если ты девочка (Желающих получить денежку всегда хватает). И если кто-то думает, что последнее – шутка – спешу этого человека расстроить, и скажу, что Шиши Тсуруги действительно снимала шлюх. И вовсе не из благих намерений и того факта, что сама могла бы оказаться в этой профессии.
Но сегодняшняя история не посвящена развлечениям одной рыжей женщины с представительницами древнейшей профессии. В этот раз джоунин Скрытого Тумана оказывается в неплохом отеле с горячими источниками. Цены кусаются, да и день не для посетителей, так почему бы не насладиться практически полным одиночеством в обществе человека, которого можно любить – себя?
Сегодня у Тсуруги немного перевозбуждённое состояние. И дело тут вовсе не в огрызках эмоций, а в самом натуральном их недостатке. Как маньяк испытывает нужду в чужих криках, страданиях, и ловит кайф во время акта насилия, так и Тсуруги требуются чужие эмоции. Ей не так важен спектр, и на негативе она не зациклена. Но вот поставить человека в нестандартную ситуацию и наблюдать, или разделить постель с понравившимся парнем или красивой девушкой – это то, что нужно ей почти как наркоманке. Как ветру, ей нужно движение жизни и буйство урагана страстей.
В этой комнатке женщина может оставить вещи, и она пользуется этим правом – не идти же на источники в одежде?
Куноичи обнажается.
Ей не нужно зеркало, чтобы помнить каждый шрам, коих за жизнь набралось прилично.
И хорошо, что ни один из них не уродует чистую кожу, и даже не бросается в глаза.
Глубокий вдох и выдох. Сегодня было жарко, и резкий запах пота ударяет в ноздри. Мало кто знает, но Тсуруги этот запах нравится. Она вообще из тех, кому неприятные для многих запахи кажутся не только приятными, но даже больше. Не удивительно, что рука уставшей женщины против воли тянется вниз.
Но подробностей этой сцены описано не будет. Всё, что я вам скажу – Тсуруги задержалась в местном душе чуть подольше, не только как следует отмывшись перед посещением самого источника, но и сбросив напряжение.
И вот на ней только полотенце, да и то в руке, а всё остальное не прикрыто и видно. Волосы влажные.
Устроиться поудобнее в горячей воде, расслабиться, положить на голову мокрое полотенце – вот и начинается отдых.

+4

3

Тонкое лезвие скользит по телу, сначала мягко, потом колюче, потом начинает резать. Глубже и глубже, нехотя погружаясь в плоть. Сочные, вишневые позрезы. Жжется, щиплет, еще глубже. Обагрить режущую кромку, отвести в сторону, начать заново. Витиеватый узор с бусинами крови расползается по коже паутинной сетью, вызывая лихорадочный жар. Шире, еще шире, покрывая миллиметр за миллиметром. Токаге закусывала губы до крови - не потому что больно, а потому что нужно было больше крови, больше мучений. Хотя эти отличались изяществом и простотой - обычная бытовая молитва.
Фудо заставляла себя дышать медленно и размеренно. Торопиться некуда.
   - О, Джашин...
Абсолютная темнота по углам комнаты - наглухо задернутые плотные занавески, тишина и крошечная свеча на полу.
   - Посвящаю себя... Тебе...
Едва слышимый шепот, похожий на шорох ветра в заброшенном доме. Доме с сотней потайных комнат, в доме, где любили, ненавидели, убивали и умирали. Где терялись без следа, оставаясь в его объятьях навеки. В объятьях.
Токаге тоже находилась в таких - в объятьях Джашина. Каждая линия, выводимая ножом, была прикосновением бога. Джашин был сейчас рядом, убеждался, что она сама в добром здравии, невредима, цела, и всецело ему принадлежит. Никакой знак, кроме его, не мог появиться не ее коже. Ему было подвластно все - даже ее жизнь, и он был доволен.
По крайней мере, это было то, что Токаге знала. Знала, как знал бы Хидан, или любой другой джашинист.
Но Хидану повезло больше. Хидан мог убивать себя ради Джашина. Его оружие могло пробить даже самые ценные человеческие точки, он мог разорвать себе сердце. Но нельзя думать о лишнем. Нельзя завидовать.
Дыхание сбилось - нож скользнул под ребра. Ничего страшного. Джашин любит ее не меньше Хидана. Она тоже отдает все, не меньше. Могла бы больше - отдала бы больше. Через ключицы. Больно. Хриплое оборванное дыхание - полуприкрытые глаза, слепо глядящие в потолок, приоткрытые губы, с которых срывается горячий воздух. Ее дыхание. Дыхание, которое ловит присутствие Джашина.
Каждый раз - как первый. Колени болят от давления россыпи шипов, на которых она стоит - но это ничего. Это правильно.
   - Джа... Шин... - это уже ее собственная цепь скользит, огибая шею, оставляя стаю парящих багровых росчерков.
В тусклом освещении - почти черных.
Рука Токаге тянется к небольшому мешочку. Ее пальцы подрагивают, касаются шнура, которым затянута горловина. А внутри - соль. Соль, которую Токаге щедро рассыпает по себе. Теперь - действительно больно. Боль срывает стоны в качестве аплодисментов, но этого мало - пальцы, вдавливаясь, проходятся по всем ранам. Соль втирается в кожу, в губы, заставляет шипеть и хватать ртом воздух отрывисто, бесполезно. Это - поцелуи Джашина. Поцелуи любящего отца и защитника.
А в конце концов, едва не уронив свечу, поднести ее к себе - и затушить языком. Лизнуть язык огня. Это - ответный поцелуй.
И после, отдышавшись, выйти из комнаты - оставляя кровавые следы, не боясь своей наготы и глядя затуманенно, но все еще грозно и величественно.
   - Делай свою работу. Я еще собиралась прогуляться, - и Токаге дает своему медику залечить себя, омыть, привести в порядок, как будто ничего не было. И бедная девушка, тихо плача и поскуливая, выполняет эту просьбу, похожую на приказ. Ей больно за двоих, она который год никак не привыкнет к молитвам Токаге, она не может достучаться до здравого смысла Фудо, но и не может отказаться помогать.
***
Залеченное, но измученное тело, потребовало посещения горячих источников. А почему бы и нет? Она приехала сюда отдыхать, вот пойдет и отдохнет.
Из предосторожностей - непромокаемый пластырь, наглухо перекрывающий знак Джашина. Это - сокровенное. Это не для чужих глаз.
Даже если эти глаза принадлежат шапочно знакомой шиноби - и даже из родного селения.
   - Дня, - коротко бросила рыжей девушке Токаге, скользнув по ней равнодушным взглядом и опускаясь рядом - но на вежливом расстоянии - в воду, - Тсуруги, если не ошибаюсь?

+3

4

Свежий воздух, дающая расслабление обнажённому и чисто вымытому телу горячая вода источников, расслабляющие лёгкость и пустота в голове – всё это Тсуруги может позволить себе очень редко. Особенно последнее – стоит начать просто думать, и привычная по жизни тяжесть в висках возвращается на место. Это можно было бы назвать напряжением, не будь оно столь привычным, естественным и незаметным.
Рыжеволосая женщина прикрывает глаза и опускается в воду так, что остаётся видна только часть головы, всё остальное погружается в исходящую горячим паром жидкость. Высунувшаяся на пару мгновений рука вытерла стекающие по лбу и норовящие залить глаза, капли пота вперемешку с конденсировавшимся в воду паром. Никакого напряжения, оценки обстановки, слежения за обстановкой – никогда не подумаешь, что вот эта рыжая мордашка, на вид не отягощённая печатью интеллекта, принадлежит одной из элиты Скрытой Деревни, имеющей на счету трупов на пару-тройку кладбищ или даже больше.
Появление коллеги женщина встретила целым ничем – только в ответ на приветствие она что-то пробулькала, не выбираясь из воды. Это было приветствие. И не похоже, чтобы её поняли. Пришлось слегка вылезти из воды, и повторить:
- Привееет, - интонации привычной и ставшей частью натуры маски словно кричали «Я не знаю, кто ты, но ты мне нравишься, давай обнимемся». К большому счастью, или, к большому сожалению для незримого наблюдателя за четвёртой стеной – картине одной голой женщины, обнимающей другую голую женщину так и не суждено было увидеть свет.
А профессиональная привычка никуда не делась. Хватило мимолётного взгляда, чтобы подметить заметную усталость, которая как раз не удивляет. Дальше – интереснее. Женщина замечает остатки шрамов, которые ну никак не вяжутся со следами возможных последствий чужих мечей и техник. Остаётся думать только на какую-то особо заковыристую технику врага. К сожалению, даже Тсуруги подвержена этому стереотипу – она не подумает, что девушка сама могла себя резать.
К сожалению, даже Мистическая Ладонь не гарантирует исцеления без шрамов. Иначе шрамов бы в этом мире не было.
Да и Кири – не Коноха.
Последним был удостоен внимания пластырь. Но в чужие дела без надобности рыжая не полезет. Оно ей надо? Оно ей не надо.
- Ага, она самая, - хихикнула женщина, в очередной раз отмечая «почти иронию» - ведь мечи Киба по форме почти близки к мечу тсуруги.  Щурясь и пытаясь вспомнить имя собеседницы, куноичи взглянула той в лицо. - А ты... ты... Там что-то про огонь, да?

+2

5

Невнятное бульканье было слабо похоже на приветствие. Видимо, рыжая уловила что-то в движении бровей Токаге и поспешила исправиться - выбралась повыше уровня ватерлинии и поздоровалась по-человечески.
В ней было что-то такое "воу, я твой дружок, ты моя подружка, вот тебе совочек, где твоя игрушка?" - и на Токаге это не производило "нужного впечатления". Фудо приняла ее поведение за данность. Особый сорт нормы. Нормы, к которой она привыкла, нормы удобной. Удобной Фудо, удобной собеседнице. Если бы весь мир был таким удобным и дружелюбным, а?
Токаге, потянувшись и зевнув, прикрывая рот кулаком, обмякла, откинувшись на прогретые камни.
На минуту ей подумалось. Что она здесь делает? Это было так бессильно и бессмысленно. Пустое прожигание времени...
А что, ты хочешь вечно быть в деле? В эпицентре событий? Нет. Это все беспокойство плоти. Душа спокойна и медлительна. Она боится ничего, ее власть мизерна и безгранична одновременно.
Фудо поморгала в небо. Просто расслабиться.
Для себя.
Тсуруги смотрела Токаге на лицо - бирюзовые глаза скосились в ответ.
   - Ящерица, - глубокий вдох, выдох, - но, если хочешь, пусть будет про огонь. Огненные ящерицы. Саламандры. Ящерицы, плюющиеся огнем - драконы. Только я, увы, - Фудо внезапно безмятежно улыбнулась, - обычная ящерица. Токаге.
Ей рассказывали сказки про мифических ящериц. В детстве. Говорили, что она сама однажды сможет быть такой - сильной, мудрой, смертоносной. Да, хорошее было время.
   - А вот знаешь, - внезапно выдала Фудо, закладывая руки под голову, - я слыхала, где-то далеко отсюда есть ящерицы. Они здоровенные такие. Как... Лошади. И называются смешно, то ли варваны, то ли варварны.
Слышала, но так давно, что давно стало сказкой. Очередной нелепой сказкой. Потому что больше никто о них ей никогда не говорил.
   - У них зубы острые, как кунаи, в три ряда. Перекусывают спину местным животинам на один клац. Живут стаями, действуют сообща и разумно, как не всякие шиноби умеют. Говорят, им бы только еще на задние лапы встать и чакрой научиться пользоваться - и будут идеальные наемники. Мало болтают, хотя и много едят. Зато редко.
Токаге хотела бы быть именно такой ящерицей, если и быть. Раз уж драконы совсем эфемерны.
Это был хороший образ.
Хотя ладно, Фудо, ящерки не такие уж и бесполезные. Везде проберутся, по любой стене пробегут, обменивают хвосты на жизни, а если ядовитые - так вообще суши весла.
   - В общем, к чему это я. А не знаю. Хороший денек.
Шиноби лениво прикрыла глаза, давая мыслям лениво перекатываться в голове.
Кожа от пара порозовела - Токаге была уже не своего привычного околомраморного цвета. Зато шрамы проступили чуть заметнее, белея молочными всполохами.
Как прожилки на том самом мраморе.
Говорят, где-то существовал мрамор, не отличимый по цвету от человеческой кожи. Из него получались самые живые и прекрасные статуи. Но об этом Токаге никогда не слышала и не знала.
Почему-то Фудо хотелось, чтобы начался дождь. Гроза. Лежать в источнике стало бы намного приятнее. Она лениво приоткрыла один глаз. Ни единой тучки, жаль.

Отредактировано Fudo Tokage (03.05.18 19:42)

+3

6

Рыжик внимательно выслушала. Посмотрела. Ещё раз посмотрела. Посмотрела в третий раз. И улыбнулась. То, что она сделала в следующий момент, можно считать бредом для любого пользователя чакры. Но Тсуруги не только научилась, но и даже довела навык до автоматизма. А случилось следующее – женщина встала, поднялась на воду как по ступенькам, а затем спокойно легла на живот и упёрлась локтями в «землю», прямо на водную гладь. Фокус состоял в том, чтобы использовать знакомое любому ниндзя хождение по воде теми частями тела, которые для хождения не предназначены. Если ногами сложно, но можно, то можно чем угодно, хоть на сиськах по потолку ползай. Или задницей к дереву прилипни.
Куноичи упёрлась подбородком в основания своих ладоней и с умилённо-заинтересованным видом упёрла взгляд в последовательницу Джашина.
- Интересная история, - улыбка никуда не делась, она стала только шире. – Я тоже знаю одну. Но она не про ящериц. А про луну.
Рыжая голова оказалась запрокинута, вызывая определённые опасения за целостность шеи, на которой та крепилась. Луны там не было, для неё ещё рано.
- В ней одна девочка жила с отцом и не знала, куда делась её мама. Она просто… куда-то делась. Папа девочки знал, куда, но не говорил.
Поза Тсуруги не спешила меняться, женщина по-прежнему смотрела куда-то в небо, где должна была быть луна.
- Когда девочка чуть-чуть повзрослела и стала почти уже взрослой девочкой, ей начали сниться странные сны. Они хотели стать явью. Прицеплялись и пытались незаметно проскользнуть в реальный мир. Сильным снам это даже удавалось. А один был как серия рисунков или книг. Одно и то же место, одни и те же события. Она идёт по болоту, и стоит сойти с тропы – окажется по колено в грязи. А вокруг следят какие-то странные существа.
Шиши слегка надоело пялиться в небо, и она опускает голову, и пристально смотрит на свою слушательницу.
- Девушка повидала там многое. Встретила настоящую ведьму как из сказок, познакомилась с хорошим парнем. А ещё она видела в воде женщину, придавленную камнем. Очень похожую на неё женщину. От неё идёт бледное призрачное свечение. А знаешь, что потом было?
Женщина специально делает паузу, чтобы продолжение было интереснее. Чтобы дать время задать очевидный в этой ситуации вопрос. А потом она продолжает:
- Банально, но ей удаётся сдвинуть этот камень и спасти женщину. Луну. Свою маму, - скомкано закончила рыжая. – Ха-ха, извини, я плохая рассказчица. Может в другой раз расскажу не так скомкано. Если захочешь, - Тсуруги прищурилась. – Или другую историю. Я знаю несколько.

+1

7

Токаге любила истории, но эта была какая-то странная. Возможно, слишком скомканная. Пока рыжик не закончила - Фудо молчала, смотря на нее с каким-то рассеянным вниманием. Коньячные глаза и волосы, которые казались сейчас бронзовыми.
Во внешности Тсуруги была какая-то небрежность.
Что о ней помнила Токаге? Все только хорошее. Слушков о Шиши почти не ходило, темных пятен на репутации не было, как и ярких геройств. А еще она любила болтать - рядом с ней Фудо было лень лишний раз даже издать звук. Это было бы, судя по шепоту интуиции, чем-то неправильным.
Нелепая, конечно, ситуация, убежать на край света от всех знакомых лиц, чтобы все таки одно встретить и вдруг разговориться. Не то, чтоб Тсуруги хоть раз Токаге интересовала, ответного влечения Шиши к Фудо тоже, вроде бы, никогда не испытывала.
А если бы правда не солнце, а серый день? Прохладные капли бы выбивали по спине рыжей какую-то иную мелодию, остужая разгоряченную кожу.
Как бы это назвать?
Взгляд Токаге лениво скользнул в сторону, куда-то сквозь забор, на невидимый горизонт.
Игра на контрастах. Вот. Отличное название.
   - А почему бы и нет? Расскажи. Другую, эта какая-то.
Фудо, переполненная ленью и странно усталостью, не могла сразу подобрать слов. Замолчала. Прислушалась к себе.
   - В общем, не очень.
Если бы сны Токаге выходили в мир, было бы довольно забавно.
По крайней мере, ей. Окружающим пришлось бы немного перетерпеть и приспособиться.
Гром бы пробегал от края земли до края.
Молнии болезненно резали глаза.
И снова дождь.
Фудо невольно сглотнула, представив, как буря трепала бы волосы, как пыталась бы пробиться через грудь в сердце.
Увы.
В реальности была лишь духота источника, жаркого дня и не лучшей истории.
   - Как насчет после того, как попаримся, куда-нибудь сходить? Выпить, перекусить.
Нельзя впустую потратить этот "хороший денек". Обычное отмокание в воде еще никому не приносило пользы.
Токаге протянула к Шиши руку с проволокой, которую не сняла даже в источнике. Поправила рыжий локон.
А еще они смогут подцепить пару симпатичных юношей, чтобы им подурить головы и умчаться вдаль, в свою туманную Кири. Разбить пару сердец статью, неотразимой красотой и коварными улыбками.
Зачем?
М-м-м.
Токаге не знала, зачем. Просто потому что они могли бы.
Отдыхать было скучно, Токаге уже начинала дуреть. Возможно, Шиши была даром Джашина свыше - скрасить однотипные безмятежные будни отпуска.
В конце концов, почему бы и нет. Вдруг Тсуруги сейчас как выдаст какую-то новость, да такую, что появится повод срочно ехать домой.
Просто так возвращаться не хотелось. Хотелось осмысленных приключений.

+1


Вы здесь » Naruto: After War » Страна Воды » 08.08.01. 20 Percent Cooler


Fables of Ainhoa Gates of FATE
lyl photoshop: Renaissance White PR